За что мне это? почему это случилось именно со мной? где можно найти ответ на этот вопрос

Пространство безопасных изменений

Почему именно я? Почему со мной вечно что-то случается?

Почему я постоянно попадаю в какие-то истории?

Вы из числа тех, кто любит копаться в себе и задавать себе подобные вопросы?

В таком случае, мне хочется спросить — насколько это самокопание помогает вам по жизни? Наполняет ли это вас энергией и придаёт оптимизма?
Делает ли это вас радостнее, счастливее, лучше? Может, сильнее или умнее?

Как правило, всё с точностью до наоборот — на этот процесс тратится довольно много ресурсов. Самокопание является деструктивной формой самоанализа и опустошает человека энергетически.

Оно обычно сопровождается погружением в прошлый опыт, а там можно зависнуть надолго.

Последствия такого застревания очевидны — жалость к себе, чувство вины, злость на себя же и страх снова пережить неприятные ощущения.

Вы можете возразить, что анализируете свои ошибки и исключаете возможность их повторения. Но каким образом вы это делаете? Путём жёсткого контроля, самоограничений и запретов? Говорите себе «я больше никогда…», «ни за что на свете больше не буду…», «да чтоб я ещё раз!…» и тому подобное?

А что случится, если вы всё-таки нарушите свои запреты и «сядете на плиту»? Чувство вины вам обеспечено! В отличие от кошки, вы даже не сразу поймёте, горячая или холодная эта метафорическая «плита» под вами.

На самом деле, вам будет не до того! Сам факт, что вы поддались слабости, нарушили данное себе обещание и «сели», окажется для вас достаточным основанием, чтобы первым делом отругать себя почём зря и впасть в чувство вины.

Задавая вопрос «почему это происходит со мной», вы обязательно найдёте какую-то причину. Уж так устроен наш ум, что всегда найдёт ответ на любое «почему». Стоит только дать ему задание, и он начнёт над ним работать, используя все доступные ресурсы.

В самом деле, мы можем логически связать что угодно с чем угодно! Человеческий мозг обладает нейропластичностью — свойством на ходу выстраивать новые нейронные связи и разрывать старые, если это необходимо.

Вы найдёте десятки теорий, методов и учений, объясняющих ваше «почему», и выберете самый подходящий, на ваш взгляд, ответ.

И вот что самое интересное. Ни вы, ни кто-либо другой не сможет экспериментально проверить правильность этого ответа.

Никто не может гарантировать, что ИМЕННО ЭТО и есть истинная причина ваших бед! Это будут предположения, догадки, выводы на основе теорий, может даже «диагнозы», но — никаких доказательств, что причинно-следственная связь на самом деле такова! Можно притянуть за уши любой фактор и обозвать его «причиной».

Осмыслите это. Вы никогда не узнаете наверняка, почему с вами это происходит.

Просто допустите, что причины происходящего с вами могут быть любыми. Их знание вам не поможет, и уж точно не облегчит жизнь! Выбрав какую-то одну причину из бесконечного множества возможных, вы рискуете пойти по ложному следу и потерять время.

Как же тогда разобраться в себе? Как стать лучше?

Для этого есть конструктивные формы самоанализа. Я предпочитаю называть это «исследованием» — анализ ситуации в контексте обратной связи.

В случае с самокопанием мы находимся в контексте неудачи, и пытаемся выяснить причины этой неудачи — что не так, почему это случилось, кто в этом виноват. Наш фокус внимания направлен на поиск личных недостатков, и это ведёт к бесконечному циклу самообвинений и самооправданий.

Но когда мы исследуем ситуацию, мы воспринимаем всё происходящее как обратную связь от мира. Что бы ни произошло, в любом случае мы имеем какой-то РЕЗУЛЬТАТ, неважно, нравится он нам или нет.

ЧТО это за результат?

КАКИМ ОБРАЗОМ мы получили именно такой результат?

И — очень важный вопрос! — КАК мы можем отреагировать на этот результат? Что он нам даёт? ДЛЯ ЧЕГО он? Как его можно использовать?

Любой результат — источник дополнительной информации, которая вносит свои коррективы в условия задачи. Так что ещё один продвигающий вопрос: «Что в следующий раз можно сделать по-другому?».

Попробуйте применить контекст обратной связи к ситуации из вашего прошлого, которую вы воспринимаете как неудачу. Поисследуйте её и ответьте на эти вопросы! А чтобы облегчить задачу, используйте коучинговые карты Points of You и этот расклад.

Источник: http://www.mylifecoach.ru/why-it-happens/

Почему я, или почему это случилось именно со мной?

Почему я? Или, как вариация: “Почему это случилось со мной?”, “Почему снова я?” и аналогичные, на первый взгляд, философские вопросы.

Как часто мы слышим этот вырвавшийся откуда-то из глубины души крик, шепот, стон, имеющий массу эмоциональных оттенков и всегда произносимым с таким чувством, с таким укором всему миру, что невольно хочется вылить на этого человека ведро сочувствия, понимания, утешения, проникновенности его непростой долей, и встать на его защиту наперекор несправедливой судьбе.

Когда возникает подобный вопрос?

Вопрос этот задается тогда, когда с человеком происходит что-то плохое. Например, болезнь, расставание, сорвавшиеся планы и другие ситуации разной степени тяжести.

Для того, чтобы задаваться подобными вопросами уровень постигших человека несчастий вовсе не должен быть запредельным. В большинстве случаев оказывается вполне достаточно обычных житейских неурядиц и бытовых проблем.

Например, “почему такая скотина досталась именно мне?” (в частности, о муже), “у всех дети как дети, а у меня (нас)…”.

Или же, совсем мелкое: “Пусть хоть сегодня автобус приедет вовремя” (имеется в виду ситуация не тогда, когда ничего сверхъестественного у человека не произошло), или же “ну почему именно на мне закончились помидоры?”

Вроде бы можно сказать, что “вопрошание” имеет философский оттенок, характеризуя “вопрошающего” как глубокого мыслителя, размышляющего и постигающего. Надо сказать, что в некоторых случаях так и бывает.

Тем не менее, людей, спокойно, холодно и аналитически подходящих к рассмотрению этого животрепещущего вопроса самое что ни на есть подавляющее меньшинство.

О чем же тогда люди спрашивают на самом деле и что они хотят услышать в ответ?

Трудности жизни: случайность или наша работа?

Отдавать себе отчет

Нужно уточнить, что в большинстве случаев люди абсолютно не отдают себе отчета в актуальности этого вопроса. Для них он вроде бы и не имеет никакого значения – так, скорее, посмеяться над собой. Но это, как правило не так. Вопрос очень даже отражает глубинные конфликты, которые в этом человеке присутствуют.

Причем, в зависимости от интенсивности они могут варьироваться от “практически не мешающих жить” до делающих существование человека абсолютно невыносимым, когда он самостоятельно не может в себе разобраться.

Некоторые продвинутые индивиды на уровне разума способны самостоятельно отследить проблему, но вот решить ее уже самостоятельно, практически никто не в состоянии.

К кому обращаемся?

Когда задается вопрос “Почему я?” к кому может апеллировать человек? Ведь совершенно очевидно, что практически никто из окружения не знает на него ответ.

Кто-то, ответит (щадя и сочувствуя), что “такое может случится с каждым”, “не повезло”, “так жизнь (обстоятельства) сложилась”. Кто-то, особенно, если знаком со всей цепочкой событий будет резать правду-матку в глаза.

Последнее, вероятно, является более честным и терапевтичным, но, как правило, это не то, что хочет услышать пострадавший.

Так все-таки?

Так все-таки кому задается этот вопрос? Тут, с одной стороны, можно сказать, что все просто, с другой все сложно. Просто – потому что чаще всего этот вопрос задается различным судьбоносным проявлениям – Богу, судьбе, космосу, мифическим высшим силам и прочим схожим проявлениям непознанного и непознаваемого.

А сложно – потому что имеет значение не только, кому он адресуется, а почему он вообще возникает. Если вопрос адресован неким высшим силам, то, логично предположить, что наличие того или исхода дела, в результате которого человек оказался в проблемной ситуации, зависело от них.

Таким образом, возникает следующий вопрос, если человек считает, что обращается к правильной инстанции (а он считает), то мы можем ожидать, что имел место некий договор, контракт, согласно которому ничего из случившихся неприятностей, случится было не должно. А контракт, как известно заключается на двусторонней основе.

В нашем случае одна сторона – это человек, в другом нечто, что удобнее называть судьбой. И эти контракты действительно заключаются. Очень часто и огромным количеством людей.

Отдают ли люди себе отчет в полной мере, что это не более, чем игры разума? – Нет, подавляющее большинство людей это всего лишь ощущает где-то на границе сознательного и бессознательного, теша себя несбыточной надеждой, что именно с ним будет все так, как он хочет.

Согласитесь, ситуация на первый взгляд абсолютно бредовая – не видя второго участника сделки, не понимая его возможностей, не осознавая степени заинтересованности второй стороны в каких-либо взаимоотношениях, не имея четкой обратной связи, наконец, пытаться достичь каких-либо договоренностей просто наивно. Но только не для человека, живущего подобными соглашениями. Для него это абсолютно реально. Вот только, за вторую сторону сделки также выступает он сам. Впрочем, в это человек уже не верит.

Как уже упоминалось, люди не отдают себе отчета в том, что они “связаны договорными обязательствами”. Но по факту, они их выполняют.

О чем можно договариваться с судьбой?

MasterTux / Pixabay

О чем люди договариваются с судьбой? О множестве самых разных вещей. Они могут быть вполне конкретными, а могут быть самыми общими и неконкретными.
Например, “если я буду жить честно и по справедливости, то мне непременно воздастся”.

Или “я всю жизнь честно работал, значит я чего-то там заслужил”, “я никогда никому плохого слова не сказал, поэтому со мной ничего плохого приключиться не может”. Бывают менее масштабные договоренности – например, “если сегодня у меня что-то получится, то обязательно поставлю свечку”. И так далее и тому подобное.

По сути дела, примеры подобных ситуаций хорошо просматривается по сюжетам некоторых детских сказок, когда главный герой тихо и бессловестно страдает, а потом вдруг получает некий свой объем счастья, не прилагая к этому практически никаких усилий.

В каких-то сказках есть прямая аналогия “предварительное искупление” – компенсация, в каких-то, вроде “Золушки” оно только подразумевается. В любом случае, практика получения чего-то за какие-то свои собственные абстрактные страдания порочна.

Контракт с судьбой сам по себе не являлся бы большой проблемой, если бы в большинстве случаев не подразумевал собой нечто большее. Обычный человек, реально существующий в реальном мире вряд ли нуждается в подобных сделках.

Он твердо стоит на ногах, спокойно принимая свое будущее и решает проблемы исходя из имеющихся в его личном расположении возможностей.

Иначе говоря, он способен принять на себя ответственность и жить своей жизнью, в которую не включается вмешательство потусторонних сил.

В этом мире – я очень значимый человек, или подъем самооценки

Почва

Почвой для подобного рода сделок является недостаточная самоидентификация, или, в некоторых случаях практически полная потеря своего “Я” и подмена его на весьма спорные (но для таких людей абсолютно логичные и очевидные) установки, идеалы, фантазии.

Чаще всего основа проблемы закладывается в детстве и позже на нее наслаиваются все новые и новые пласты.

А первопричиной может служить что угодно – например, остро испытанное чувство одиночества, связанное с проблемами в семье, травма, когда родители не смогли защитить своего ребенка от какой-то, возможно, на первый взгляд несущественной неприятности.

Возможно, подобное поведение было присуще членам семьи и основы ребенок просто копировал. Это может быть опасность, которая сопровождало ранние годы жизни – например, отец, напиваясь, мог серьезно угрожать здоровью членов семьи. Кстати, слухи про отца с топором – это не сюжет анекдотов. Топоры, как это не печально, мелькают чаще, чем можно было бы ожидать.

Поддается ли проблема решению? – Несомненно. Конечно, не быстро, не сразу, но современные методы психологии вполне способные ее решить. В частности, вернуть “на землю”, избавить от травм и дать навыки другого поведения если таковые отсутствуют.

  • Об авторе
  • Авторские материалы

Я психолог, редактирую этот блог и сам много для него пишу. Сложно назвать мою сферу интересов в психологии — ведь все, что связано с людьми безумно интересно! Сейчас я уделяю значительное внимание темам возрастных кризисов, принятию ответственности за свою жизнь, экзистенциальным проблемам.

Источник: https://psy-zoom.ru/2017/08/29/why.html

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай. Почему это случилось со мной, Боже? / Православие.Ru

Я окинул взглядом стены детского хосписа. Со всех сторон на меня смотрели лица, исполненные боли и надежды, израненные и борющиеся за жизнь. Кто-то из них ещё находится рядом с нами, умножая нашу радость, другие уже покинули нас, побуждая нас ожидать встречи с ними в объятиях Божиих…

Почему умирают дети? Почему так рано? Почему так больно? Почему несказанную радость от их невинного бытия сменила такая невыносимая боль? И если для некоего неведомого нашего блага, то почему это благо так горько?

Почему?

Молодая пара. Только недавно познакомились. Единственная мечта их — жить в любви. Как можно сильнее любить друг друга! Как можно полнее! Как можно глубже! Вот она — настоящая жизнь! В этом не только сладость и красота, в этом есть и сила. Такая любовь не может быть эгоистичным чувством, она не ограничивается лишь собой, она не самодостаточна. Любовь рождает, умножается, даёт жизнь.

В этом круговороте любви они женятся, и вот они уже ждут ребёнка. Он — средоточие и смысл их совместной жизни. Все их мечты теперь о нём, на нём сосредоточиваются все надежды. Первый раз в их любовь входит кто-то третий. Его ещё не видно, но одним своим присутствием он умножает и укрепляет их любовь.

Изменения, происходящие в женском теле, подтверждают появление новой жизни, которая не только родилась от любви, но и сама рождает любовь. Крохотный невидимый малыш, которого они понимают без слов, даёт новую жизнь родителям. Они открывают для себя, что любят друг друга не только сильнее, но и как-то по-другому.

Читайте также:  Загсы москвы: телефоны, адреса. регистрация смерти: документы.

Их любовь обрела некий новый, более высокий уровень.

Молодая женщина ощущает себя матерью ещё до рождения ребёнка. Она только ждёт мгновения, когда сможет наконец-то обнять своё дитя. Наступает день родов.

Естественная боль сменяется радостью появления новой жизни, очарованием нового присутствия в доме, изумлением перед неповторимыми чертами новой личности. Вместе с ним приходят радость, бессонные ночи, волнения, беспокойства, заботы, объятия, поцелуи, игрушки, мечты.

Малыш начинает улыбаться, говорить, ходить, делать первые шалости, может быть, даже начинает ходить в школу.

Изо дня в день растёт наша привязанность к ребёнку. Страхи и опасения сменяют друг друга. Мы узнаём, что чей-то чужой ребёнок тяжело заболел. Улыбка исчезает с нашего лица. Но ненадолго. Глубокие внутренние страхи определяют наш душевный мир и отражают наши настроения.

Нет, это невозможно! Такое не может случиться с нами. Существует какая-то причина, по которой болезнь постучалась в чужой дом. Вероятность того, что она может посетить и наше дитя, ничтожно мала, её почти не существует. Собирая крохи, крупицы веры, мы мысленно ограждаем себя крестным знамением.

Если Бог существует, Он призрит на нас, Он защитит нас, особенно теперь, когда хоть и душевно, но мы успели призвать Его. К тому же, Бог есть Любовь. Он сжалится над нами, над нашим бедным малышом. Ведь наше дитя ещё так невинно.

Во время игры ребёнку становится плохо, или однажды утром у него поднимается высокая температура, и мы не можем её сбить на протяжении нескольких дней, или же по непонятной причине он всё время болеет.

Мы боимся за него, сдаём анализы, однако нас не покидает уверенность: результаты исследований покажут, что наш ребёнок идёт на поправку, или, в самом худшем случае, он заболел какой-то такой детской болезнью, от которой мир страдал в прошлом, а в наши дни она успешно лечится.

Проходят дни. Безоблачное небо нашей радости один за другим пронзают молнии медицинских приговоров. Это рак. Название диагноза напоминает нам название морского деликатеса. Но теперь у нас возникает впечатление, что этот рак одной клешнёй сжимает наш разум, а другой раздирает нам сердце. Это чудовище снедает и мучит всё наше существо.

Мы не хотим об этом думать, мы не можем это осознать. Совсем недавно мы обнимали друг друга и радовались, что Господь послал нам Своего маленького Ангела. Сегодня наши объятия, словно некий сосуд, наполняются слезами, и мы боимся, как бы Господь преждевременно не отнял у нас Ангела, которого мы теперь считаем своим.

Шквал медицинских исследований сменяется мучительным нашествием безответных «почему?» Почему такая боль, Боже мой? Чем виновато это невинное созданьице? Почему это случилось с моим ребёнком, который мне кажется самым лучшим в мире, а не с чьим-то чужим и далёким от меня? Почему он должен болеть, страдать безмолвно и безропотно, даже не подозревая, что ему придётся вытерпеть? Почему над ним нависла угроза так рано оставить свои игрушки, своих братьев и сестёр, нас, его родителей, этот мир? Почему всё это случилось с нами? Никакая логика не может нам помочь, никакое объяснение не может нас утешить, никакое слово — поддержать, никакой бог — прикоснуться к нам.

Мы вырываемся из этого круга и ищем прибежища в ожидании какого-нибудь чуда. А вдруг? Христос же воскресил дочь Иаира и сына вдовы из Наина. Он исцелил дочь хананеянки и слугу сотника.

Бог особенно любит детей и всё время побуждает нас учиться у них невинности. Его любовь неисчерпаема.

Сколько чудес происходит где-то далеко от нас, сколько их было в прошлом! Почему одно из них не может случиться в наши дни, с нашим ребёнком? Что Богу стоит? Разве Он не может сотворить одно маленькое чудо?

Но наше стремление таким образом утешиться лишь увеличивает искушение. Чудо потому и есть чудо, что случается крайне редко.

И если это чудо случится с нами, разве это будет несправедливостью? Почему некоторые живут в постоянном благодатном присутствии Божием, а другие лишены этого? Почему одни прославляют Господа, а другие — и их большинство — невероятно смиряются и умоляют Его? И опять же, если Он может творить чудеса, то почему не исцеляет всех или, более того, вообще не упразднит болезни, чтобы мы могли прожить те немногие годы, что нам отпущены, радостно и мирно? Быть может, Бог существует для того, чтобы мы страдали, или Его вообще нет, и мы просто мучимся и страдаем?

Кто-то говорит нам, что Бог нас любит и потому попускает нам такие испытания.

А этих, что нас утешают, которые на нашу боль отвечают советами и словами, почему их Бог не любит, а только нас? Почему их дети беззаботно играют и смеются, а наш, исхудавший и бледный, живёт среди лекарств и капельниц? Почему их дети шутят и шалят, а наш живёт тщетными надеждами и верой в нашу ложь, что якобы скоро всё будет хорошо и он опять пойдёт в школу? Почему они строят планы относительно своих детей, а мы боимся даже думать о будущем своего ребёнка?

И если предположить, что Бог решит, чтобы не болели дети, то как Он сможет терпеть, чтобы страдали и мучились взрослые? Как бы это могло соотноситься с Его любовью и Божеством?

Почему жизнь настолько трагична? Почему боишься любить? Почему не решаешься отдать себя другому? Почему не решаешься привязаться к кому-либо? Ведь чем сильнее любовь, тем больнее разлука. Чем глубже чувства, тем больше боль. Воистину — почему?

В какое-то мгновение эти «почему» достигают предела переносимости. Кто-то советует нам не задавать вопросов: нельзя у Бога спрашивать «почему». Может быть, именно за этот грех и страдает наше дитя.

И всё-таки эти «почему», когда они продиктованы смиренной и тихой болью, не только составляют образ нашего истинного «я», но и выражают самые глубинные бытийные сомнения этого мира.

Благословение боли

Благословенные «почему»! Их освятил Сам Христос, умирая на Кресте: Боже Мой! Боже Мой, для чего Ты Меня оставил? (Мф. 27, 46) Боже Мой, почему Ты так сотворил со Мной? Что Я Тебе сделал? Разве Я не Сын Твой? Это тот же вопрос, что задаём и мы, но и он остался без ответа. На него не было отвечено видимым образом. Дальнейшие события явили ответ.

Множество подобных горьких вопросов изрекли уста многострадального Иова и начертала трость пророка Давида: священная история запечатлела трагическую смерть их детей. И одновременно эти два человека являют нам пример удивительной веры, стойкости и терпения.

Этот вопрос мы обращаем к Богу, задаём сами себе и тем людям, которые, как мы чувствуем, нас особенно любят. Мы задаём этот вопрос главным образом для того, чтобы выразить то, что происходит внутри нас, и в то же время надеясь, что кто-то нас пожалеет. Кто же может дать нам ответ?

Святой Василий Великий, обращаясь к одному скорбящему отцу, сказал ему, что боль делает человека настолько чутким, что он становится подобен глазу, не переносящему и малейшей пылинки.

Даже самое нежное движение усиливает боль страдающего человека. Слова, которые приводятся как логические аргументы, становятся нестерпимыми.

Только слёзы, само недоумение, молчание, внутренняя молитва смогли бы успокоить боль, просветить тьму и породить крошечную надежду.

Боль не только пробуждает нас самих, но и рождает любовь в тех людях, которые нас окружают. Они стараются поставить себя на наше место. Чувствуя себя защищёнными, они пытаются разделить с нами наши чувства, не столь приятные для них. И им это удаётся.

Боль порождает терпение и одновременно с этим — исполненную любви связь с нашими ближними. Боль порождает истину. В нашем сердце произрастает сострадание к другим людям. В этом и кроется ответ. Так в наше сердце приходит утешение.

Его сладость и мир ощущаются больше, чем тяжесть пережитой боли.

Как свидетельствует наука, от одних и тех же родителей может появиться на свет множество совершенно различных детей. Мы очень сильно отличаемся друг от друга внешне, а внутренний мир каждого человека уникален.

В силу этого если кто-то посторонний попытается ответить на наш сокровенный вопрос, он нарушит наше священное право: мы должны найти свой собственный ответ, уготованный для нас Богом.

Чужая мудрость разрушит истину и свободу Бога внутри нас.

Большая ошибка кроется в том, что мы ожидаем ответа извне, от кого-то другого.

Кто из мудрецов, просвещённых людей, философов, священников может быть уверен в правильности приводимых аргументов и знает ответ на наш столь личный вопрос? Ответ можно найти только внутри себя.

Не в каких-то аналогичных случаях, не в тяжеловесных книгах, не в рецептах утешения мудрецов. Ответ не находится где-то извне, его не знает кто-то другой. Он рождается внутри нас. И наш собственный ответ — это дар от Бога.

В конечном итоге на все эти «почему» нет тех ответов, которых мы ожидаем по нашей человеческой немощи и скудости. Если следовать обычной логике, найти решение невозможно. Поэтому и Христос крайне мало сказал нам о смерти. Он просто Сам принял её и перенёс страданий и боли больше, чем кто-либо другой. И когда Он воскрес, уста Его были исполнены больше живым дыханием, чем словами.

Он ничего не сказал о жизни или о смерти — только пророчествовал о мученичестве Петра. На боль невозможно ответить аргументами. Ведь и смерть, и несправедливость не имеют логического объяснения. Эти вопросы разрешаются дуновением и дыханием, которые исходят только от Бога.

Они разрешаются Духом Святым и преодолеваются смиренным принятием воли Божией, которая всегда истинна и одновременно так непостижима.

Испытание порождает бурю вопросов, на которые нет ответа. И мы, уцепившись за эти «почему», «может быть» и »если бы», сохраняем надежду, выживаем в этом мире, ожидая чего-то более прочного и постоянного. Но его нет в предложенном нами человеческом решении, оно кроется в неожиданном и сверхъестественном Божественном утешении.

Каждая наша попытка заменить его чем-то человеческим оборачивается несправедливостью по отношению к нам самим. Ограничивая себя рамками рационалистического подхода, мы лишь усугубляем свою личную трагедию. В диалоге с болью, несправедливостью и смертью мы вынуждены выйти за пределы человеческих измерений.

В этом кроется не только выход из испытания, но и благодеяние.

Единственная возможность

В конце концов, если вопрос мы можем задать сами, то ответ на него должны ждать. Или Бога нет, или Он попустил это испытание, чтобы даровать нам уникальную возможность. Если бы не было Распятия, не было бы и Воскресения.

И Христос был бы тогда просто хорошим учителем, а не Богом. Бог даёт нам уникальную возможность приподняться над своими слабостями, выйти за пределы человеческих измерений. Нам остаётся только увидеть эту возможность и достойно использовать.

В этом случае духовная польза происходящего будет гораздо больше, чем сила и боль испытания.

Смерть, боль, несправедливость являются таин?ством, которое можно нарушить неосторожным словом. В этих обстоятельствах истина не может быть выражена как мнение или аргумент, но проявляется в смиренном принятии боли.

Этот путь на границе между жизнью и смертью, между ропотом и славословием, между чудом и несправедливостью, с его неожиданными поворотами и скрытыми терниями, являет нам истину жизни. Тому, кто устоит в искушении, истина откроется в таком виде, в котором он никогда её себе не представлял.

Боль в том, кто может её вместить, рождает первозданную чуткость и раскрывает такую действительность, которую иначе невозможно увидеть. И дело не в том, что произойдут какие-то события или откровения, — они и так существуют. Дело в том, что откроются глаза и ты сможешь их увидеть.

К сожалению, существует бесспорная истина: только теряя что-то очень желанное, мы познаём и постигаем нечто большее.

Я уверен: ни боль, ни несправедливость не могут упразднить любви Божией. Бог существует. И Он есть Любовь и Жизнь. Совершенная Любовь и вся Полнота Жизни. И самая величайшая тайна Его бытия — в Его сосуществовании с болью, несправедливостью и смертью.

Может быть, самый большой вызов для каждого из нас — это сосуществовать с нашей собственной личной болью, с надеждой принять в крепкие объятия эти глубинные «почему», внутренне смиренно ожидая Бога среди тех «несправедливостей», которые, как нам кажется, Он нам посылает.

Несколько дней назад ко мне подошла одна молодая девушка. Казалось, что лампада её жизни едва теплится. Среди невыносимой боли я различил надежду. В её заплаканных глазах я увидел радость, силу и мудрость.

— Я хочу жить, — сказала мне она. — Но я пришла не для того, чтобы Вы мне это подтвердили. Я пришла, чтобы Вы мне помогли подготовиться к уходу из этого мира.

— Я священник жизни, а не смерти, — ответил я ей, — поэтому и я хочу, чтобы ты жила. Но позволь мне спросить у тебя кое-что. Во время тяжкого испытания, ниспосланного тебе, ты никогда не спрашивала: «Почему это случилось со мной, Боже?»

— Я Вас не понимаю, отче. Я спрашиваю: «Почему это случилось не со мной, Боже?» И ожидаю не смерти своей, а просвещения.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/37155.html

Промысл Божий, или Почему это случилось именно со мной?

Когда доходит до понимания промысла Божьего, даже взрослые дяди и тети превращаются в детей с постоянными «почему»: почему одни имеют здоровье и не ценят его, а другие болеют, почему Всевышний забирает младенцев, почему происходят войны…

Читайте также:  Загробная жизнь

Между волей божественной и человеческой

Почему с нами происходит что-то, как нам кажется, плохое? Ответить конкретно не получится. 

Во-первых, это все очень индивидуально. Бог никогда не обобщает. 

Во-вторых, чтобы дать хоть какой-то ответ, надо очень хорошо знать человека и его жизнь.

В-третьих, то, что нам кажется плохим, на самом деле может не быть таковым. Человек и Господь смотрят на вещи с разных перспектив.

Вот сейчас давайте ответим себе честно, положа руку на сердце: чего мы обычно желаем? Чтобы все в семье были здоровы, дети хорошо учились, с супругами не ссорились, на работе ценили и уважали, чтобы денег хватало, с жилплощадью проблем не было, хватало времени отдохнуть, поехать в отпуск, сходить в театр или кино…

Да, желания вроде бы приличные. Но чего им не хватает? Мы постоянно заботимся и просим Святую Троицу о земном. Кроме того, мы не спрашиваем воли Божьей.

Но как часто мы обращаемся к Господу, изменив парадигму мышления — с земного на небесное? Просим ли мы усердной и внимательной молитвы, терпения, смирения, помощи всем нуждающимся, умения любить всех? Пусть совесть каждого даст ответ на этот вопрос. Лично моя уже мучает.

Но чего же желает Бог? Точно не зла. Вообще плохое чуждо Господу — это порождение дьявола. Всевышний имеет только одну высшую цель: спасти человека. Кроме этого, Он оперирует совсем другими категориями. Господь смотрит на все в перспективе вечности.

А это не просто перевернутая восьмерка. Бесконечность. То, что не имеет ни начала, ни конца.

Есть такая притча. Стоит высочайшая гора. Раз в 100 лет прилетает птичка и чистит об нее клюв. Вечность закончится тогда, когда сотрется вся гора. Человеку становится понятно: ни-ког-да.

Как действует промысл Всевышнего?

И чтобы в этой вечности пребывать с Богом, человеку надо еще в этой жизни сделать выбор и всеми силами стремиться идти к Господу. Он обязательно это увидит и пойдет навстречу. Кроме этого, действия промысла Божьего — разве это не движение навстречу?

Припомните какой-то случай из своей жизни, когда вам угрожала опасность. Разве Всевышний не помог вам выбраться? Помог, но не для того, чтобы вы и дальше перетирали косточки коллегам и пилили мужа.

Господь дает человеку шанс все осознать и прийти. Последнее сделать никогда не поздно! Этому нас учит пример разбойника, покаявшегося на кресте. Но Бог никогда не ущемляет нашу волю, он только предлагает, направляет человека к тому, что для него лучше.

Преподобный Исаак Сирин пишет, что все в нашей жизни от Всевышнего. Вот только многое зависит от наших поступков. Этот христианский писатель-аскет так подошел к пониманию действия промысла Божьего:

  1. по благоволению;
  2. по домостроительству;
  3. по попущению.

А сейчас давайте вспомним фрагменты из известных сказок: налево пойдешь – коня потеряешь, направо пойдешь – жизнь потеряешь, прямо пойдешь – жив будешь, да себя позабудешь. Быль былью, но в жизни многое зависит от нашего выбора.

Если живем мы благочестиво и ищем воли Господа, то Он ведет нас одними путями, промысл Божий действует «по благоволению». Если сворачиваем с дороги на путь греха, то Бог действует «по домостроительству», очень осторожно вразумляет нас. Если даже после вразумлений не выносим соответствующий урок — Господь совершает «по попущению».

Почему мы болеем?

Примеров в жизни может быть множество. Чтобы человек не погиб полностью, по воле Бога с ним происходят разные неприятности. Например, кто-то упорно отказывается видеть ошибки в своей духовной жизни. Бог может попустить такому человеку и физическую слепоту для вразумления.

Апостол Павел был гонителем христиан и отказывался видеть Истину. Тогда Господь сам явился к нему и спросил: зачем ты Меня гонишь? По промыслу Божьему, после этого Павел на некоторое время ослеп. Надо было хоть немного времени, чтобы все понять и измениться. Он прозрел уже совсем другим человеком — известнейшим проповедником истинной веры.

Еще пример: человек грешит, не кается, ускоренным темпом скатываясь в пропасть. Бог попускает тяжелейшую болезнь. Для чего, для мучения? Нет, для покаяния, очищения и спасения.

Болезнь как способ очиститься

Знаю множество случаев, когда смертельный диагноз превращал ярых гордецов в смиренных праведников. Разве в этом случае Всевышний не проявил Свои любовь и милосердие к человеку?

Очень удачно по этому поводу сказал Андрей Кураев. Промысл Божий как бы ставит нам подножку. И какая стандартная реакция у большинства людей? Коллективно начинаем роптать.

Но надо хоть на чуть-чуть выдержать паузу, чтобы Бог нам открыл. А там гляди — через несколько шагов увидим яму. Вот в нее мы бы и угодили, если бы споткнулись и не остановились. Да, коленку ушибли, болит… но а если бы упали в пропасть? Сколькими переломами бы отделались? Да и остались ли живы?

Поэтому во всех ситуациях, даже самых сложных и почти безвыходных, надо благодарить Господа, а если и сетовать на что, так на своеволие и многие грехи.

Источник: http://megapoisk.com/promysl-bozhij-ili-pochemu-eto-sluchilos-imenno-so-mnoj

Правильный вопрос – не «За что?», а «Для чего?»

– Является ли то, что произошло с человеком, показателем того, что он слабак?

– Статистика говорит о том, что жертвами насилия в год становятся миллионы человек в одной отдельно взятой стране. Разве это может говорить о том, что у нас миллионы слабаков?

– Но ведь многие пережившие насилие наверняка задумываются над вопросом – почему это несчастье произошло именно со мной?

– В нашем понимании существует следующая закономерность: «Если что-то произошло, значит, в этом кто-то виноват». Такое стереотипное мышление заложено в наших культурных традициях. И еще одна странная особенность – по какой-то странной причине у нас принято, чтобы жертва разделяла ответственность за происшедшее наравне с насильником.

Зацикливание на этом вопросе связано с гордостью. Поясню примером. Например, как думает девушка, если изнасиловали ее подругу.

Она думает: конечно, ее изнасиловали, потому что она надевает провоцирующие короткие юбки, ведет себя вызывающе, знакомится с сомнительными мужчинами и не умеет выбрать парня, с которым пойти в ночной клуб. Причина очевидна: она дура, поэтому и попала в такую ситуацию.

Но я-то умница-разумница, со мной не может такого случиться. А если все-таки случилось, то я не понимаю, в чем моя вина?! Кто-то должен быть виноват, должна же быть причина!

Обычно когда мы слышим, что пострадал другой, то мы не задаемся вопросом: по какой причине этот ужас достался подруге, а не мне? Так вопрос почти никогда не ставят. А вот когда трагедия имеет отношение непосредственно к нам, вопрос «За что?» встает в полной мере.

На самом деле, причина кроется в нашем эгоцентризме, в нашем высоком мнении о себе. Мы думаем: «Я – хороший. Со мной в принципе такого произойти не может!» А если вдруг несчастье случается, то мы пребываем в полной уверенности, что все боги восстали против нас, и этот случай – вопиющая несправедливость! Мы не хотим думать, что мы не лучше других людей.

Опять же мы не хотим признать, что с нами может случиться то, что происходит с другими (смерть, изнасилование). И если все-таки насилие совершается, то человек не хочет смириться с ситуацией и осознать, что в том была воля Божья. Все люди считают себя лучше всех.

И поэтому возникают эти глупые вопросы «За что мне это?», «Почему именно я?», «Чем я заслужил такое наказание?»

Кстати, в религиозных системах (в том числе и в христианской) с древних времен говорили о том, что ставить вопрос «За что мне это?» бесполезно.  Вопрос стоит поставить так: «Для чего мне это?»

Поясню на метафоре.

Например, не трезвый взрослый сын просит ключи от отцовской машины. Но отец ключи не дает, а сын не хочет принять отказ. Или, например, ему не разрешили привести девушку в гости и оставить на ночь.

Глупо спрашивать в такой ситуации у отца: «За что мне такое наказание?» Вопрос нужно ставить иначе: для чего? Для того, чтобы ты не разбился, сев пьяным за руль. Для того, чтобы девушка потом не делала аборт.

Когда мы ставим вопросы «Для чего?» в религиозном аспекте, то мы имеем шанс найти понятные объяснение. Вопросы же «За что?» остаются без ответа.

Ведь если бы Бог наказывал нас по заслугам за что-то конкретное (а каждый из нас имеет огромное количество поводов для наказания!), мы были бы давно стерты с лица земли, и уже некому было бы тогда задавать этот вопрос.

– Если человек считал себя таким хорошим, что с ним не может произойти ничего плохого, естественно, что после того как это плохое случилось, у него появляются сомнения в том, что он такой замечательный. Резко падает самооценка.

– Самооценка – это то, как человек оценивает себя. Все мы оцениваем себя довольно высоко, если у нас поворачивается язык задавать вопрос: «За что?» Если бы мы считали себя грешниками, у нас бы подобного вопроса не возникало.

Приведу еще одну метафору.

Представим, что мать уходит на работу и говорит детям, чтобы они хорошо себя вели. Как только она переступает порог, появляются друзья, начинаются безобразия, вся квартира вверх дном, стены в краске, уроки не выучены. Возвращается мать и строго говорит детям: «Марш в угол!» Вопрос «За что?» совершенно неуместен, потому что нормальный ребенок и так осознаёт свою вину.

Теперь подумаем, почему же этот вопрос задается нами, взрослыми людьми? Значит, мы действительно не понимаем своей испорченности, греховности, своего реального состояния.

Мы об этих неприятных для нас вещах и не думаем, пребывая в иллюзии нашей «хорошести».

Так что у каждого человека самооценка неплохая: мы считаем себя достойными и уверены в том, что в принципе ничего плохого не сделали, а уж тем более не заслужили ничего такого.

В итоге после произошедшей трагедии человек страдает потому, что сломалось его мировидение. Он представлял мир другим, не таким, каким он оказался. И этот факт человека очень сильно уязвляет.

Он же значительный, хороший, достойный человек! И он не может ошибаться в своих расчетах и в своем мнении! А реальность он воспринимает так, что мир, по его мнению, оказался несправедлив к нему, хорошему и прекрасному.

Это и доказательство того, что у жертвы разрушается не самооценка, а его мировидение, (т.е. представление о мире).

– Но ведь мы говорим о людях, которые начинают себя всячески винить и корить за произошедшее… Хотя, на основании вышесказанного логично предположить, что человек будет искать виноватого среди других, и никогда не будет считать виноватым себя (даже если он виноват)…

– Если говорить о женщинах, которые подверглись изнасилованию, многие из них уверены, что они сделали что-то не так. Когда насилие связано с инцестом, девушки считают себя недостойными продолжать жить – потому что, действительно, очень тяжело пережить такое предательство, и обычно инцест имеет место в раннем возрасте, когда человек еще не оценивает себя адекватно и не видит себя объективно.

Просто самооценка бывает дутая, и люди представляются себе не такими, какими они являются на самом деле. Например, молодой человек ходит в престижный институт и становится выше остальных своих знакомых, которые учатся в менее престижных учебных заведениях.

У него появляется красивая машина и девушка с модельной внешностью. И он определенно кажется себе значительным по сравнению с другими. Здесь даже не самооценка повышается, а просто раздувается гордость.

И когда обстоятельства, которые ведут к разбуханию гордости, исчезают, когда нарушается эта статусность, гордость сдувается, обнажая пустоту. Да, в конечном итоге оказывается, что за человеком ничего не стоит, и внутри он – пустышка.

Он был интересен раньше, когда учился в престижном вузе, и папа давал ему много денег. Но теперь он никто – просто мальчик с неадекватной самооценкой.

Если мы посмотрим на святых, то увидим, что все они страдали якобы заниженной самооценкой. Они считали себя великими грешниками, были уверены, что другие спасутся, а они нет. «У меня грехов много, как песка морского», – говорили они.

И, кстати, почему эти люди, которые на самом деле страдали удивительно низкой самооценкой, были так счастливы? Потому что они не придумывали, за счет чего можно подняться, а наполняли себя чем-то качественным, тем, что придавало им реальный вес.

Однако поскольку эти люди видели, что идеал недостижим, они понимали свое несовершенство. А вот у нас сейчас все обстоит совсем наоборот: мы не видим своего несовершенства и заполняем себя откровенным суррогатом, уподобляясь производителям колбасы, которые делают этот продукт, добавляя туда все что угодно, только не мясо.

По этой причине получив пробоину, шарик, наполненный нашей гордостью, стремительно сдувается, и мы оказываемся в кризисе и страдаем от так называемого снижения самооценки.

Я вообще считаю, что самооценка высокой быть не должна. Если человек себя высоко оценивает, он не сможет жить нормальной жизнью.

Разве сейчас много таких людей, настоящих подвижников, которые действительно из себя что-то представляют? Много ли людей достаточно над собой работают, чтобы потом себя высоко оценивать? Или не высоко, а хотя бы адекватно, объективно? Нет! Никто ничего не делает.

Посмотришь вокруг – никто не хочет прилагать усилия для собственного улучшения, никто не желает напрягаться, но самооценку почему-то все хотят иметь высокую.

– Вопрос «За что?» задают только неверующие люди, которые верят только в себя, или верующие тоже задаются таким вопросом?

– Настоящие верующие задают вопрос – «Для чего?» И обычно отвечают себе: «Все по воле Божьей».

Читайте также:  Смерть любимой жены, горе, молитва об умершем

Мы хотим и требуем справедливости. Например, я получил вот такое наказание или награду. Возникает вопрос: «А за что?» Когда мы получаем ответ на этот вопрос, мы можем согласиться с выдвинутым объяснением или же вольны не принять его. Здесь все просто – наказание и награду мы получаем от таких же людей как мы (пусть и более могущественных).

Но до какой степени мы можем развить уровень эгоцентризма, чтобы считать себя пупом земли и достойными определять внешние ситуации в нашей жизни, катастрофы? Некоторые хотят даже взять себе право решать, кому и когда умирать.

До какого «масштаба» нужно вырасти, чтобы диктовать свою волю Богу, одновременно «лишая» Его права вмешиваться в события нашей жизни? Почему нельзя принять план Божий и понять, что при проявлении Его воли нет места подобным вопросам?

Давайте представим боевые действия. Идет бой, и командир одному подразделению дает задачу держать огневой рубеж, а другому – окапываться на другом рубеже (относительно безопасном в настоящее время).

Разве здесь уместно задавать вопросы «Почему наше подразделение будет подвергаться опасности, а другое – нет?», «За что нашему батальону такое наказание?», «Чем солдаты нашего взвода заслужили направление на огневой рубеж?», «Видимо, генерал на нас обиделся, и поэтому он им дает такое задание…»

На самом деле, ничего подобного. Просто существует задача, которую нужно выполнить. И вопрос «За что?» при решении этой задачи неуместен. В такой ситуации следует задавать вопрос «Для чего?» Ответ – для того, чтобы держать оборону на одном рубеже, а в это время укреплять другой. Никаких личных претензий нет.

У нас же к Богу именно такое отношение. Но такие вопросы все равно остаются без ответа, и задавать их Всевышнему неуместно. Гораздо разумнее поставить вопрос немного иначе – «Зачем мне это?», «Для чего мне было послано это испытание?»

Но очень часто постановка вопроса в русле «Для чего мне это?» кажется людям кощунственной по отношению к ним. Они же считают, что не заслуживают такой ситуации ради «чего-то там».

И можно понять человека, который переживает катастрофу огромного масштаба, находится в кризисном состоянии и не хочет усугублять свое состояние вопросами о смысле испытания. Однако некоторые люди идут еще дальше.

Они не только не хотят искать «для чего» даны эти ситуации, но и становятся на путь обиды на Бога, богоборчества.

Обычно так ведут себя прочитавшие, что Бог разными способами пытается привести людей к Себе (известно, что по большей части вера разгорается после переживания трагедии). Они могут заявлять: «Если Бог таким жестоким образом хочет привести меня к себе, то у Него это не получится. Я не приду!»

– Но для чего человеку противостоять и сопротивляться Богу?

– История человечества – это история борьбы с Богом, начиная с падения Денницы и заканчивая современностью.

На каждом новом этапе эта борьба начинается снова, и все повторяется в очередной раз: «Я не приму Его решение!», «Я категорически не согласен с Его волей!» Мы на всех этапах своего существования демонстрировали бунт, отказывались подчиняться и отстаивали свои свободы. Бунт, который оправдывается вопросами на уровне: «А почему я?», «А зачем это мне?», «Я крайний что ли?»

Все мы помним из школы, когда учительница, обращалась к одному нашему однокласснику «Иванов (Петров, Сидоров и.т.п.), сегодня ты пойдешь отвечать к доске».

И сразу начиналось неудовольствие: «А чего я?», «Почему меня?», «Почему других не вызываете?» И столько негодования и обиды слышалось в голосе.

А помните, как в любимом фильме «Джентльмены удачи» герой Крамарова: «А чего Косой? Чуть что – сразу Косой!». Вам никого не напоминает этот герой? Не так ли мы ведем себя перед Богом?

А если человек не может смириться, то начинается переход человека к состоянию богоборчества. Неужели мы не понимаем, что этот бунт бесполезен? Победить Бога невозможно! И чем больше человек бунтует, тем вероятнее его провал. А все начинается именно с этих слов: «А почему я?», «За что мне?» В этих вопросах содержится явная претензия – «Почему ко мне отнеслись несправедливо?»

И кому мы адресуем свой вопрос? Никому иному, как Богу! Вы же не будете спорить с этим? Мы не к прохожему обращаемся со своим вопросом, и не к милиционеру, так ведь? Вы даже не подойдете и не спросите: «Товарищ лейтенант, не подскажете, почему меня изнасиловали?».

Вопрос «За что?» сознательно или бессознательно вы адресуете Абсолюту. И сам по себе этот вопрос является бунтарским. К примеру, у Вас на фирме впервые будет проходить трансформация отчетности МСФО, и вы столкнетесь со многими трудностями.

И здесь без квалифицированных опытных специалистов не обойтись. Это выражает претензию о несправедливости, допущенную в отношении к Вам, величественному Человеку.

Да, мы все внутри ощущаем себя важными и кричим всеми своими фибрами «Попрошу с моим мнением считаться! Я ведь себя не на помойке нашел!»

Если человек не хочет сделать себе еще хуже, вопрос «За что?» вообще нужно исключить. Ни у кого из нас нет такого величия, чтобы Господь Бог снизошел до объяснений мотивов для нашего вразумления. Во-вторых, мы все прекрасно знаем, что Бог – бесплотен. Поэтому вопрос все равно останется без ответа. А наша бунтарская позиция и попытка разобраться с Богом ничего кроме вреда нам не принесет.

И, в-третьих, зачастую вся наша жизнь проходит в удовольствиях и постройке прогнозов на будущее. Но Бог хочет спасти нас, помочь нам повернуться к свету и отказаться от греха.

Поэтому иногда действительно Бог сострадая нам, попускает нам скорби (любому нормальному родителю не доставляет радости наказывать ребенка, но приходится это делать ради самого ребенка, его воспитания, его будущего) А человек на это реагирует самым неподходящим образом: он встает в позицию бунтаря и заявляет: «Все равно я не обернусь и не приду к тебе! Не хочу быть с тобой! Не хочу любить тебя!»

И можно смело сказать, что у такого человек скорби будут продолжаться до тех пор, пока он не придет в себя и не перестанет задавать глупые вопросы. В частности этот пресловутый вопрос «ЗА ЧТО?»

© Vetkaivi.ru

Связаться с автором: Хасьминский Михаил Игоревич

 ( 3 голоса: 5 из 5 )

Источник: http://www.vetkaivi.ru/main/why?id=234

Читать

© Робин Норвуд, 1994.

© ООО «Издательство «Добрая книга», 2016 – издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление.

* * *

Эта книга с благодарностью посвящается всем моим учителям

Каждая проблема – задание, созданное вашей душой.

Большинству книг и их авторам, подобно младенцам и их матерям, идет на пользу квалифицированная помощь в процессе рождения. Неоценимый вклад в появление на свет этой книги внесли три женщины.

Сьюзан Шульман, мой литературный агент, разделяла основные идеи этой книги и нашла в Кэрол Саузерн идеального редактора и издателя, способного донести эти идеи до читателя. Кэрол, в свою очередь, использовала свой невероятный редакторский талант, чтобы сделать текст книги путеводителем, а не запутанным лабиринтом.

А Робин Мэттьюс охотно и профессионально превратила кипу исписанных мною страниц в идеальный и аккуратный печатный текст, подбадривая меня в процессе своими комментариями.

Сьюзан, Кэрол и Робин, примите мою глубочайшую благодарность за вашу неоценимую помощь в этих «родах».

Почему это произошло? Почему именно со мной? Почему именно сейчас? Кто из нас не требовал в трудные моменты жизни ответов на эти вопросы? Мы ищем ответы в глубинах нашей души. Обращаемся с вопросами к Жизни. Проклинаем Бога.

Изливаем душу каждому, кто готов с сочувствием нас выслушать. Почему? И ответы, которые мы получаем, – туманные, общие полумеры, которые не в силах избавить нас от острой боли и раздражения, – кажутся нам пустыми, безличными и даже досадными.

«Время лечит.»

«Сейчас тебе плохо, но скоро все пройдет.»

«На то воля Божья, и нам следует ей подчиниться.»

«Это судьба.»

«Такое случается.»

Пожалуй, самый невыносимый совет в то время, когда мы запутались в своих проблемах, звучит так:

«Постарайся не думать об этом. От этого тебе будет только хуже.»

Слова, сказанные из самых лучших побуждений друзьями, которые оказались беспомощны перед лицом наших проблем, оставляют нас беззащитными наедине с нашей бедой. Мы устало тащимся по ухабистой дороге жизни, пока не понимаем, что время действительно многое излечило, хотя горе и мучения навечно оставили у нас на сердце глубокие шрамы.

И все же, эти вопросы, которыми мы задавались про себя или которые выкрикивали вслух, остаются без ответа. Когда в нашей жизни наступает более счастливая пора, потребность в ответах постепенно исчезает – до тех пор, пока мы вновь не столкнемся с невзгодами.

Почему это произошло? Почему именно со мной? Почему именно сейчас? Работая психотерапевтом, я часто слышала эти вопросы и задумалась над природой проблем моих клиентов. Много раз я и сама задавалась этими вопросами в своей жизни, в которой было немало трудностей.

Но когда на меня давили собственные проблемы, эмоции мешали мне объективно исследовать эти очень глубокие вопросы, которые могут иметь самые серьезные последствия. А когда в жизни все шло хорошо, я была слишком счастлива, чтобы тратить время на поиски ответов.

После выхода моей первой книги «Женщины, которые любят слишком сильно» жизнь у меня и правда шла прекрасно. Я была замужем за умным и успешным мужчиной, который поддерживал меня в работе. У меня была процветающая психотерапевтическая практика, моя книга стала бестселлером, а я сама – всемирно известным экспертом по терапии зависимости в близких отношениях.

Я сумела использовать всю боль, накопленную за годы неудачных отношений с мужчинами и любовных ошибок, и извлечь из нее мудрость, которая спасла мне жизнь. Теперь я помогала другим женщинам из разных уголков мира добиться такого же успеха. Это была пора благодарности за мое собственное исцеление и гордости за то, чего я добилась в жизни.

Но этой поре не суждено было длиться вечно.

Осенью 1986 года я возвращалась в Калифорнию после цикла лекций и в самолете разговорилась с женщиной, сидевшей рядом со мной. Мы болтали ни о чем, но вдруг она внимательно посмотрела на меня и, сменив тон, спросила:

– Сколько вам лет?

– В июле будет сорок два, – ответила я.

Она медленно кивнула, продолжая вглядываться в меня.

– В следующем году ваша жизнь кардинально изменится, – мрачно сообщила она.

Мне же было весело.

– Нет, нет. Вы не понимаете. Она уже изменилась, – поведала я ей. – У меня всегда была масса проблем в жизни, но теперь все просто идеально.

Я радостно рассказала ей, чего мне удалось добиться всего за несколько лет.

– У меня уже есть чудесный муж, и впервые в жизни я добилась настоящего успеха. Все совершенно идеально, – с гордостью повторила я.

– Все изменится, – ответила она. – Все исчезнет.

А затем она объяснила:

– Видите ли, у меня есть дар. Я вижу будущее.

В этот момент стюардесса принесла нам обед, и мы больше не возвращались к обсуждению моего будущего. Но она оказалась совершенно права.

К апрелю следующего года я была в процессе развода, перестала работать психотерапевтом, и, хотя сама еще этого не знала, была серьезно больна и медленно умирала.

Развод был моей инициативой. И единственной причиной, которую я в то время могла сформулировать, было то, что я перестала быть честной с самой собой. Я поняла, что постоянно притворяюсь счастливым человеком, которым, как мне казалось, я должна была быть.

Каждый день, что я продолжала участвовать в этом фарсе, я жила во лжи, и я хотела это прекратить.

Но разве я не подводила тем самым всех женщин, которые читали мои книги и верили, что я исцелилась от созависимости и получила возможность жить долго и счастливо с чудесным человеком? Мне казалось, что я обманула своих читательниц.

Завершение карьеры тоже было моей идеей. В течение многих лет я искренне любила свою работу, но теперь эта страсть прошла, и я понимала, что в этой сфере моей жизни я тоже перестала быть честной – перед своими клиентами и перед самой собой. Мое видение мира радикально менялось, и меня занимали более глубокие истины, лежавшие далеко за пределами психотерапии.

Приближение смерти – что ж, полагаю, это в какой-то степени тоже было моей навязчивой идеей. Мой организм месяцами боролся с сильнейшей инфекцией, которая не причиняла сильной боли, но вызывала страшную слабость.

Я говорила себе, что недомогание вызвано затянувшимся гриппом и не стоило того, чтобы обращаться к врачам. Хотя порой у меня не было сил даже пройти по комнате, я явно не желала знать, насколько серьезно была больна.

Возможно, я подсознательно верила, что разочаровавшиеся читатели простят меня, если я умру.

Закончив вторую книгу, содержащую мои последние рекомендации по исцелению от зависимости в отношениях[1], я решила, что сделала для своих читателей все возможное. Меня уже мучили серьезные боли, и я решилась переступить порог больницы.

К тому времени моя ближайшая подруга исчезла из моей жизни, а дети жили в других городах. Решив, что утешения мне нигде не найти, я скрывала болезнь от всех. Я совершенно не боялась смерти. Я лишь очень, очень устала. Слишком устала, чтобы жить дальше.

Я была совсем одна, и мне хотелось со всем этим покончить.

Следующим утром, пока меня везли на операцию, я сосредоточилась на тех немногочисленных людях в своей жизни, которых я до сих пор не смогла до конца простить и благословить.

Я изо всех сил пыталась это сделать в тот момент, но и это было не совсем честно, а я была слишком слаба и слишком устала, чтобы врать даже самой себе.

Глубоко разочарованная в себе и в своей жизни, я погрузилась в наркоз.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=559248&p=1

Ссылка на основную публикацию