Человек перед богом

Док.Фильм «Человек перед Богом» (10 серий) | Седьмой Ангел

Цикл представляет собой красочно иллюстрированный путеводитель по храму для тех, кто испытывает желание или необходимость заглянуть в церковь, но не знает, как она устроена, как правильно себя в ней вести… и чувствует себя от этого неловко и скованно…

1 Серия «Введение во храм»

Первый фильм — об устройстве Храма, его истории, архитектуре, убранстве, символах. На этой экскурсии владыка Иларион расскажет, как принято входить в храм, куда поставить свечу, как подать записку…

В этом фильме мы поговорим о святых образах, которые христиане называют окнами в вечность. Что такое икона? Почему икона почитается в Православной Церкви? Кто был первым иконописцем? Как выглядел Иисус Христос на самом деле? Что такое обратная перспектива? Откуда взялось изображение на Туринской Плащанице? Как чудотворные иконы Божией Матери изменили историю Святой Руси?

3 Серия «Таинство Крещения»

3-й фильм посвящен самому первому Таинству, которое как дверь открывает человеку, поверившему во Христа, вход в Церковь, — Таинству Крещения. С ним в традиции Православной Церкви связано и другое таинство, самое короткое из всех (оно длится всего около одной минуты) — Миропомазание.

Венчание служит началом для христианской семьи. Каково христианскоепонимание брака? Почему брак — это Таинство? Зачем жених и невеста надевают венцы? Что символизируют обручальные кольца? Нужны ли для венчания свидетелии штамп в паспорте? И можно ли венчаться во второй раз?

5 Серия «Таинство Евхаристии»

Этот фильм посвящен Божественной литургии — богослужению, за которым происходит главное Таинство Церкви — Евхаристия. В этом Таинстве под видом хлеба и вина мы причащаемся Тела и Крови Христа, непостижимым для ума и таинственным образом соединяясь с Самим Богом. Кто совершил самую первую Евхаристию? Каким образом хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христа?

Этот фильм посвящен православному богослужению.

Как молились первые христиане? Что такое «всенощная» и как она совершается? Сколько продолжается всенощная? Почему в наших храмах молятся не на русском, а на церковнославянском языке? Зачем во время службы кадят, поют и звонят в колокола? Кто такие священники и зачем они нужны? Как совершается рукоположение в священный сан? И может ли священник брать деньги за крещение, венчание или отпевание?

7 Серия «Исповедь, молитва и пост»

Здесь идет разговор о Таинстве покаяния, исповеди.

Для чего установлено это таинство, как к нему готовиться, зачем нужен духовник, и что Церковь считает грехом? Здесь мы поговорим о молитве: о том, как православные христиане обращаются к Богу, каким языком они пользуются, общаясь с Отцом Небесным, и для чего вобще нужно молиться. Наконец, мы поговорим о посте как одном из средств для пробуждения в человеке покаянного духа.

8 Серия «Елеосвящение и отпевание»

Как Церковь помогает верующему в болезнях и недугах, как она сопровождает его в предсмертные часы и не оставляет даже после смерти. .т каких болезней помогает соборование? Как исцеляли больных апостолы? Почему самоубийц не отпевают в церкви? Зачем нужно молиться за умерших? И что ждет человека за порогом смерти? На эти вопросы ответит Митрополит Иларион в 8 серии.

9 Серия «Богородица и святые»

Этот фильм посвящен людям, которые в своей земной жизни достигли небесного идеала — святости. Кто такие праотцы, пророки, преподобные, мученики, святители и блаженные Насколько достоверны жития святых? Почему Матерь Божию называют Пресвятой — сверх-святой — и Приснодевой, а ее Успение отмечается как праздник? Зачем христиане поклоняются мощам? Что такое канонизация и как она происходит?

Это рассказ о 12 главных церковных праздниках и Пасхе Христовой. Что такое Сретение и Вознесение? Зачем на Крещение освящают воду, на Преображение — яблоки, а на Пасху красят яйца? Как Вход Господень в Иерусалим стал Вербным воскресением, а праздник Пятидесятницы — Днём Святой Троицы? И как Пасха зависит от лунного календаря?

Источник: https://sevenangel.ru/dok-film-chelovek-pered-bogom-10-serij/.html

Читать

Annotation

Информация о первоисточнике При использовании материалов библиотеки ссылка на источник обязательна. При публикации материалов в сети интернет обязательна гиперссылка:

Интернет-издание Электронная библиотека «Митрополит Сурожский Антоний» (mitras.ru/).

Книга «Человек пред Богом» составлена из устных выступлений митрополита Антония и охватывает период с 1969 по 1991 годы. Это беседы на радио (в русских передачах Би-би-си) и в московских квартирах во время приездов Владыки Антония в Россию, а также внебогослужебные беседы в лондонском приходе в периоды великопостных и рождественских говений.

Беседы Антония Сурожского объединены общим настроением предстояния перед Богом. Эта книга требует внутренней тишины и медленного чтения: подобно тем паузам, которые делал сам Владыка во время бесед в своей общине.

Часть I. ПОИСК

О ВЕРЕ

Вера безрелигиозная. Вера и доверие к человеку. Вера в себя

Вера и научное исследование. Сомнение. Истина и ее выражения. Вера и опыт

Бог — Творец и Его ответственность. Воплощение и искупление. Любовь к себе как творчество

ДИАЛОГ ОБ АТЕИЗМЕ И О ПОСЛЕДНЕМ СУДЕ

Различные корни атеизма. Реальность и тайна. Ценность материи. Опыт Без — Божия. Теодицея

«Вечность мук» или «уверенность надежды» во всеобщем спасении?

СОЗЕРЦАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Взаимосвязь созерцательной и деятельной установки. Сущность Христовой деятельности — любовь. Молчание и речь

Видение Бога В мире. Разные уровни жизни. Человеческий опыт и Божественная эсхатология

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Особые условия аскетического созерцания. Внутреннее безмолвие. Суета и затвор

Необычность христианского действования. Чтение Евангелия и наша реакция

Восточная медитация

Часть II. УХОД В ГЛУБИНЫ

О ВСТРЕЧАХ И О ПОСЛЕДНИХ СВЕРШЕНИЯХ

Творение как встреча

Встреча с Богом в Его явлениях

Встреча смертная

Рождество Христово как встреча мира с Богом

Встреча с самим собой и с другим

Личная встреча с Богом

О САМОПОЗНАНИИ

Индивидуум и личность

Неповторимость личности

Греховное самоутверждение и любовь

Принятие самого себя

Отношение к Евангелию

О СМИРЕНИИ

Ложное смирение

Гордость и тщеславие

Три воли, действующие в истории: Божия, бесовская, человеческая

Смирение как примиренность

Смирение перед красотой Божией

О СОВЕСТИ

Голос совести

Великопостная подготовка

Притча о браке

Трагедия входа Господня в Иерусалим. Участники страстных дней

Суд собственной совести

Часть III. ПУТЬ ПОДВИГА

ЧТО ТАКОЕ ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ

Духовная жизнь, как действие Духа в нас. Молитва: внимание и благоговение

Дух Святой Утешитель

Критерии духовности. Вдохновение и духовность

Память смертная и покаяние

Ответы на вопросы

ВОСПИТАНИЕ СЕРДЦА

Грех и покаяние

Воспитание сердца, а не тренировка воли

Путь молитвы

ЗАКОН ЖИЗНИ

Внимание к себе. Грех как нарушение закона жизни. Любовь

Жизнь на глубине. Отношение к другим

О МОЛИТВЕ ГОСПОДНЕЙ

Призывание

Молитва сыновства

Прошения

Искушения современного мира

Отношение к ищущим веры и колеблющимся

О МОЛИТВЕ

Часть IV. ОТКРЫТОСТЬ

БРАК, МОНАШЕСТВО, ЦЕРКОВЬ

Брак как образ высшей радости

Брак Агнца

Церковь: цель и становление

Тождество брака и монашества

ВОПРОСЫ БРАКА И СЕМЬИ

Цель брака

Богословие материи

Целомудрие и деторождение

«Другой» в браке

Христианская семья

Развод

Жизнь в атеистической семье

Религиозное воспитание детей

Семейная молитва

Крещение детей

Аборты

ПРАВОСЛАВНАЯ ФИЛОСОФИЯ МАТЕРИИ

Кризис как суд и новая возможность

Цель творения человека

Связь духовного и материального миров

Воплощение Христа

Церковные таинства

Вечная жизнь

Падение как утрата цельности

Призвание к возрастанию и святости

Часть V. ИТОГИ

ИТОГИ ЖИЗНИ

Человек сам закрывает себе простор

Отвержение себя

Духовная глубина

Старение

Живое сердце

Изживание зла

Званые и избранные

СВЕТ ВЕЧНОСТИ

Победа Христа над смертью

Смерть как дверь в вечность

Пост: путь восхождения

Исцеление в субботу

Обновление в себе образа Божия

О ВЕРНОСТИ

Смерть близких и наша любовь к ним

Любовь Божия

Верность

Скучание по Богу

Что питает молитву

О СМЕРТИ

Личное восприятие смерти

Внутренняя мертвость

Примирение с умершими

Память смертная

Страх и бесстрашие

Умирание

Молитва Церкви над усопшим

Вопросы и ответы: Память о смерти. Геенна. Прощение

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах

Приятного чтения!

Часть I. ПОИСК

О ВЕРЕ

Вера безрелигиозная. Вера и доверие к человеку. Вера в себя

Когда мы говорим о вере, мы всегда думаем о вере в Бога. На самом деле существует также вера в человека, и эта вера в человека определяет нашу жизнь по меньшей мере столь же постоянно и глубоко, как и вера в Бога. Кроме того, Бога веруют не все, а для того, чтобы жить с людьми, без веры в человека не обойтись.

Именно на вере в человека основаны все попытки преобразования — общественного, политического, семейного, ибо что бы ни проповедовалось — будь то религия или новый жизненный строй — если человек не вступит в труд, если человек не будет осуществлять то, что задумано, никогда оно никаким образом не осуществится.

Поэтому всякий преобразователь, всякий человек, призывающий людей к чему-то новому, основывает свой призыв на вере в человека; а в малых вещах, в повседневной жизни все основано на этой вере в то, что в человеке есть что-то доброе, хорошее, что может отозваться на нужду, на горе, на радость, что может послужить основанием к тому, как строить жизнь. И вот об этой вере мне хотелось бы сказать нечто.

Такая вера — не легковерие, не наивное отношение к человеку, которое допускает, будто все возможно, будто стоит только обратиться к человеку — и он отзовется.

Но вместе с тем это уверенность, что нет такого человека, в котором не было бы подлинной человеческой глубины, нет такого человека, в котором нельзя вызвать доброе и достойное. К этому мы приходим во всех областях жизни. Например, сейчас во всех странах света идет громадное преобразование тюремной системы.

Раньше преступника заключали в тюрьму, чтобы его удалить от общества людей; он был отрезанный ломоть. Теперь все больше думают о тюрьме как о месте, где преступнику можно помочь стать человеком. Вот такое отношение и есть вера в человека.

Эта вера не основана на очевидности; часто приходится сквозь очевидность заглянуть куда-то вглубь и обнаружить что-то, чего как будто и нет. В Евангелии есть два рассказа, которые очень ясно показывают отношение Христа к человеку, Его веру в человека.

Первый случай мы находим в Евангелии от Иоанна, в восьмой главе. Это рассказ о том, как к Спасителю привели женщину, взятую в прелюбодеянии. Очевидность была против нее, она была взята в преступлении, она подлежала осуждению и строгому наказанию.

Христос ее не осудил, Он осудил ее поступок; Он не принял ее как прелюбодеицу, но заглянул в глубь ее души и в ней увидел возможность новой жизни; Он прозрел в этой прелюбодеице чистоту, которая в ней не умерла. Когда эта женщина стала перед судом, когда она обнаружила, что ее грех означает смерть, она, конечно, опомнилась.

В тот момент все, что ей говорили: что грех убивает, что грех разрушает, — стало реальностью: она согрешила и ее теперь, по закону того времени, побьют камнями. Она поняла, что если бы ей была дана жизнь, она больше никогда не прикоснулась бы к тому, что за собой влечет смерть. И это Христос прозрел.

Он обратился к окружающим ее и сказал: Пусть тот, который без греха, бросит первый камень!.. И все ушли. И когда Христос остался один с этой женщиной, Он ей сказал: Где те, которые тебя осуждали? — Они ушли, — ответила она. — И Я тебя не осуждаю; но впредь не греши.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=251022&p=1

Студия Неофит | ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД БОГОМ

«ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ»

Фильм 1-й. (HD)

«ТАИНСТВО КРЕЩЕНИЯ» 

Фильм 3-й. (HD)

«ТАИНСТВО  ЕВХАРИСТИИ» 

Фильм 4-й. (HD)

«ИСПОВЕДЬ, МОЛИТВА и ПОСТ» 

 (Фильм 5-й. (HD

«БОГОСЛУЖЕНИЕ» 

Фильм 6-й. (HD)

«ЕЛЕОСВЯЩЕНИЕ И ОТПЕВАНИЕ» 

Фильм 7-й. (HD)

«ТАИНСТВО БРАКА» 

Фильм 8-й. (HD)

«БОГОРОДИЦА И СВЯТЫЕ»

Фильм 9-й. (HD)

«ПРАЗДНИКИ»

Фильм 10-й. (HD)

Это красочно иллюстрированный путеводитель по храму для тех, кто испытывает желание или необходимость заглянуть в церковь, но не знает, как она устроена, как правильно себя в ней вести… и чувствует себя от этого неловко и скованно…

Автор и ведущий — Митрополит Иларион (Алфеев)

Оператор — Антон Хмельков

 Студия Неофит 2011

Первый фильм об устройстве Храма, его истории, архитектуре, убранстве, символах. На этой экскурсии владыка расскажет, как принято входить в храм,
куда поставить свечу, как подать записку…

В этом фильме мы поговорим о святых образах, которые христиане называют окнами в вечность. Что такое икона? Почему икона почитается в Православной Церкви? Кто был первым иконописцем? Как выглядел Иисус Христос на самом деле? Что такое обратная перспектива? Откуда взялось изображение на Туринской Плащанице? Как чудотворные иконы Божией Матери изменили историю

Святой Руси?

3-й фильм посвящен самому первому Таинству, которое как дверь открывает человеку, поверившему во Христа, вход в Церковь, — Таинству Крещения. С ним в традиции Православной Церкви связано и другое таинство, самое короткое из всех (оно длится всего около одной минуты) — Миропомазание.

Этот фильм посвящен Божественной литургии — богослужению, за которымпроисходит главное Таинство Церкви — Евхаристия.

В этом Таинстве под видомхлеба и вина мы причащаемся Тела и Крови Христа, непостижимым для ума итаинственным образом соединяясь с Самим Богом.

Кто совершил самую первуюЕвхаристию? Каким образом хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христа?Почему священники и миряне причащаются по-разному?

О том, как и для чегосовершается божественная литургия.

Здесь идет разговор о Таинстве покаяния, исповеди.

Для чего установлено это таинство, как к нему готовиться, зачем нужен духовник, и что Церковь считает грехом? Здесь мы поговорим о молитве: о том, как православные христиане обращаются к Богу, каким языком они пользуются, общаясь с Отцом Небесным, и для чего вобще нужно молиться. Наконец, мы поговорим о посте как одном из средств для пробуждения в человеке покаянного духа.

Этот фильм посвящен православному богослужению.

Как молились первые христиане? Что такое «всенощная» и как она совершается? Почему в наших храмах молятся не на русском, а на церковнославянском языке? Зачем во время службы кадят, поют и звонят в
колокола? Кто такие священники и зачем они нужны? Как совершается рукоположение в священный сан? И может ли священник брать деньги за крещение, венчание или отпевание?

Читайте также:  «приди с миром»: тайна смерти и воскресения

Как Церковь помогает верующему в болезнях и недугах, как она сопровождает его в предсмертные часы и не оставляет даже после смерти. .т каких болезней помогает соборование? Как исцеляли больных апостолы? Почему самоубийц не
отпевают в церкви? Зачем нужно молиться за умерших? И что ждет человека за порогом смерти? На эти вопросы ответит Митрополит Иларион в 7 серии.

Венчание служит началом для христианской семьи. Каково христианское понимание брака? Почему брак — это Таинство? Зачем жених и невеста надевают венцы? Что символизируют обручальные кольца? Нужны ли для венчания свидетели и штамп в паспорте? И можно ли венчаться во второй раз?

Этот фильм посвящен людям, которые в своей земной жизни достигли небесного идеала — святости.

Кто такие праотцы, пророки преподобные, мученики, святители и блаженные? Насколько достоверны жития святых?

Почему Матерь Божию называют Пресвятой — сверх-святой — и Приснодевой, а Её Успение отмечается как праздник? Зачем христиане поклоняются мощам? Что такое канонизация и как она происходит?

Это рассказ о 12 главных церковных праздниках и Пасхе Христовой.

   Что такое Сретение и Вознесение? Зачем на Крещение освящают воду, на Преображение — яблоки, а на Пасху красят яйца? Как Вход Господень в Иерусалим стал Вербным воскресением, а праздник Пятидесятницы — Днем Святой Троицы? И как Пасха зависит от лунного календаря?

Источник: http://www.neofit.tv/man

Человек перед Богом (2011) 01. Введение во Храм

Цикл представляет собой путеводитель по храму для тех, кто испытывает желание или необходимость заглянуть в церковь, но мало знает о том, что такое храм Божий, как он устроен и главное – как себя вести в храме.Автор и ведущий – Митрополит Иларион (Алфеев).

10 серий

remove_red_eye 35 favorite_border

Солнце, воздух и вода превратили Таиланд в страну, куда турист едет с большой охотой. Но чем же еще он может привлечь…

ЮАР — одна из самых благополучных и в тоже время опасных стран Африки. Здесь запросто средь белого дня можно лишиться…

Более трети площади Адыгеи — особо охраняемые природные территории, почти 14 % республики — объекты всемирного …

Ионические острова — прекрасное место с мягким климатом и плодородными землями, высокими скалами у лазурного…

Далекая страна в Центральной Америке, где до Москвы 10 тысяч с гаком километров, население танцует нерусские танцы,…

На этот раз Андрей Понкратов отправляется в Китай — но не ради Великой китайский стены и прочих общеизвестных…

В самом сердце Тихого океана 25-50 миллионов лет назад появились кораллово-вулканические острова с удивительными…

Ведущий Андрей Понкратов рассказывает о потрясающей природе и гостеприимных людях Тайваня, о традиционном китайском…

Анатолия Ромашина еще в юности прозвали Романовым — за сходство фамилий и внешности. Мало того, что впоследствии…

Отто Скорцени — немецкий диверсант австрийского происхождения, офицер для особых поручений Адольфа Гитлера, …

Фильм посвящен человеку уникальной судьбы — Вилли Леману. Этот исторический персонаж был убежденным антифашистом….

Благодаря техническому прогрессу сегодня человечество может мечтать о появлении полностью «усовершенствованного»…

Приморский край, окрестности города Дальнегорска. На много километров вокруг — нехоженая, дикая тайга. Здесь…

День за днём австриец Мартин Айгентлер тренирует и обучает своих лаек, ведя их твёрдой рукой. Он готовится к следущей…

Ричард Терри отправляется вглубь амазонских джунглей, где, по слухам, в одной деревне огромный паук нападает на местных жителей.

Это случилось в Ленинграде, ранним октябрьским утром 1932 года. Человек среднего роста с густой шевелюрой черных…

Сначала фантасты многие десятилетия придумывали, как бы соединить человеческий организм с чем-нибудь нечеловеческим….

Все знают, что венгерский — один из самых сложных в мире языков. «Полиция» у венгров не полиция, а «рэндерсэг», дословно,…

Сенсация! Дерзкий научный проект совсем скоро позволит заменить человеческий глаз! Объединив в одном приборе…

— Новгород. Десятки обысков прошли в домах и на работе подозреваемых в участии в многомиллионном хищении бюджетных…

Оман – государство в Передней Азии, на юго-востоке Аравийского полуострова. Граничит с Саудовской Аравией, ОАЭ…

В Астане у Андрея Понкратова была расписана каждая минута. Вот лишь небольшая выдержка из его ежедневника: посадить…

Вы станете свидетелями невероятных способностей некоторых людей-уникумов. Впрочем, всегда можно попытаться …

Человек своим происхождением обязан звёздам, как и вся окружающая его природа. Шесть самых главных элементов…

100 лет назад в России впервые за всю историю человечества началось строительство нового мира. Народы объединились…

Организм — совершенная и тонко отлаженная система. Но что делать, если какой-то орган вдруг выйдет из строя раньше…

Таджикистан — самое маленькое из центрально-азиатских государств, единственная персоязычная в бывшем Союзе. …

Выборг — это настоящий европейский «каменный город» на русской земле, непохожий ни на один другой город. Выборгский…

Данный выпуск программы «Человек и закон» предлагает зрителю следующие материалы:
— Как мы встретили Новый Год?…

— Фермер из глубинки Василий Мельниченко, который произвел настоящий фурор на Московском экономическом форуме….

Гость программы «Человек-невидимка» — известный артист эстрады, певец, эпатажный Борис Моисеев.
Постановки – это…

Гость программы: российский композитор-песенник, эстрадный певец и поэт-песенник — Игорь Николаев.

Все помнят слова героя Савелия Крамарова из «Джентльменов удачи»: «Автомашину куплю с магнитофоном, пошью костюм…

В ноябре 1982 года умирает Брежнев… Люди ждали перемен. К власти приходит Андропов. Так кем же Андропов был на самом…

Когда режиссер Владимир Чеботарев задумал снять фильм по роману Александра Беляева «Человек-амфибия», ему говорили,…

Андрей Понкратов отправляется в страну, которой больше нет на карте – в ГДР. И для этого ему не потребуется машина…

На этот раз Андрей Панкратов посетит удивительный Маврикий — остров, на котором нет коренного населения. Кто здесь…

Каждый год в Каталонию приезжает столько российских туристов, что Сочи, Геленджику или Туапсе о таком наплыве…

«Выходишь в море – и все проблемы уходят…» – признаётся капитан научно-исследовательского судна «Академик …

Нидерланды — маленькое королевство, всего 0,008 % поверхности земного шара, на карте мира его особо и не видно. Но…

Основные темы – борьба с организованной преступностью, расследования о коррупции в высших эшелонах власти, криминальные…

В прозрачных водах озера Танганьика, самого длинного на Земле, разбойничают крокодилы и бегемоты. Это очень огорчает…

Андрей Понкратов отправился в Зимбабве, и первым делом посетил столичный рынок, главную достопримечательность…

Проект «Человек без автомата» — это эксклюзивные кадры из жизни военкоров News Front. Откровенный фильм о работе агентства,…

Человек мира Андрей Понкратов впервые за долгие годы отправился путешествовать по родной стране. Ведущий едет…

Единственное существо на планете, которое знает свои слабые стороны и умеет их компенсировать с помощью механизмов…

Жасмин (настоящее имя Сара Львовна Манахимова ) – это талантливая дагестанская певица, которая вот уже много …

Андрей Понкратов в королевстве кхмеров! Он учится укрощать ядовитых змей, наслаждается фруктовым изобилием и…

Основные темы – борьба с организованной преступностью, расследования о коррупции в высших эшелонах власти, криминальные истории…

Фильм посвящен главной святыне русского зарубежья — Курской-Коренной чудотворной Иконе Божией Матери «Знамение»….

Источник: https://dok-film.net/9954-chelovek-pered-bogom-2011.html

Читать онлайн «Человек перед Богом, V. Итоги», автора Антоний Сурожский (митрополит)

Annotation

АНТОНИЙ СУРОЖСКИЙ

ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД БОГОМ

ЧАСТЬ V

ИТОГИ

ИТОГИ ЖИЗНИ

Человек сам закрывает себе простор

Отвержение себя

Духовная глубина

Старение

Живое сердце

Изживание зла

Званые и избранные

СВЕТ ВЕЧНОСТИ

Победа Христа над смертью

Смерть как дверь в вечность

Пост: путь восхождения

Исцеление в субботу

Обновление в себе образа Божия

О ВЕРНОСТИ

Смерть близких и наша любовь к ним

Любовь Божия

Верность

Скучание по Богу

Что питает молитву

О СМЕРТИ

Личное восприятие смерти

Внутренняя мертвость

Примирение с умершими

Память смертная

Страх и бесстрашие

Умирание

Молитва Церкви над усопшим

Вопросы и ответы: Память о смерти. Геенна. Прощение

Информация о первоисточнике При использовании материалов библиотеки ссылка на источник обязательна.

При публикации материалов в сети интернет обязательна гиперссылка:

Интернет-издание Электронная библиотека «Митрополит Сурожский Антоний» (mitras.ru/).

Человек сам закрывает себе простор

Из года в год мы собираемся дважды — Великим и Рождественским постом — для того, чтобы провести тихий день, освобожденными от обычного хода жизни, перед лицом собственной совести, Божией правды, Жизни (через заглавное “Ж”), перед лицом Бога.

И вопрос, который я ставлю себе каждый раз и на который отвечаю каждый раз с возрастающим чувством тревоги и боли, следующий: какой плод всего этого? Изо дня в день мы живем перед лицом Божиим, изо дня в день мы взрослеем, а затем стареем; мы слышим Евангелие, проходят перед нами образы тысяч святых, из которых многие — родные нам русские святые; мы восхищаемся словами Христа; бывает — душа затрепещет, проснется; и потом мы возвращаемся к той же серой, обессмысленной жизни. Мы просто продолжаем существовать, научившись как-то дотерпеть жизнь, пока она у нас не отнимается. И это так печально, потому что когда мы думаем о ранних христианах, вспоминаем святых, да вообще глядим вокруг себя на людей, проснувшихся внутренне и не дающих себе заснуть, не дающих себе окоченеть, — как они бывают прекрасны!.. Доносится до нас евангельское слово так звучно, так сильно; эти слова говорил Сам Христос — не на русском языке, не на английском, не на славянском, но те же самые слова; и они насыщены всей силой, всей благодатью, всей личностью Сына Божия, Который стал Сыном человеческим. Они доносятся до нас мощным гудением, как колокол, — и неужели они, как колокол, должны отзвучать и не принести плода?

Когда мы смотрим на свою жизнь — можем ли мы узнать в ней отзвук этого мощного колокола, который зовет нас к жизни? Или наши души остаются такими же безнадежно-беспечальными: и без надежды, и даже с потухшей печалью? Что их может разбудить, что нас может потрясти? Скоро мы будем читать канон Андрея Критского; там тоже есть слова: «бессильно Евангелие, напрасны пророчества…» Неужели это и о нас можно сказать — и в течение большей части нашей жизни, и в течение, может быть, недолгого остатка жизни, потому что мы все под Богом ходим и, как говорит служба похорон, «и здоровые, и младые умирают», а не только люди, прожившие долгую жизнь и естественно склоняющиеся к земле?

Что же нам сделать, какие слова найти? Я сейчас не о том говорю, будто я ищу слова, потому что, конечно, человеческие слова никого не разбудят; но каким образом могут, могли бы дойти слова Христовы до нас так, чтобы нас привести к жизни? И вот, когда я задумываюсь над собой и над многими, кто приходит ко мне на исповедь, на беседу уже много лет теперь, больше тридцати лет здесь, — меня поражает, что как бы непроходимой гранью, стеной непробитной внутри нас самих, между нами и жизнью, между нами и простором, свободой и радостью стоит сам человек, заграждая себе путь. Потому что большей частью все внимание каждого из нас обращено на самого себя, на то, что он думает, на то, что он чувствует, на то, что он делает, на то, что ему другой человек сказал доброе или злое, на то, чего он ожидает от жизни, на то, что жизнь ему дала или украла у него; и все сводится к тому, что в нашей жизни звучит единственное слово: «я». Я сам, я, я — все время; жизнь тяжела, обидели, обошли, радуюсь, и так далее. Так, наверное, было с самого начала времени, и неудивительно после этого, что Христос первым условием того, чтобы человек куда-то мог двинуться, мог вырваться из этого плена, ставит отречение от себя: (Мф. 16,24).

Но что значит это отречение от себя? Большей частью мы думаем, что отречься от себя значит устроить себе жизнь, лишенную радостей, жизнь, где все является жертвой, где ничего не остается, что могло бы сердце согреть, ум озарить, — и это не так.

Потому что то «я», от которого нам велено отречься, то «я», которое стоит непроходимой преградой между полнотой жизни и мной, это не все «я». Это какой-то поверхностный, мелкий человек, заслоняющий собой весь горизонт, не дающий мне самому быть тем большим человеком, которым каждый из нас мог бы быть и стать.

Отвергнуть себя значит первым делом понять, что сосредоточить всю жизнь на том мелком человеке, каким мы являемся в повседневности, равносильно тому, чтобы свести жизнь к таким размерам, к такой тюремной узости, в которой можно только задохнуться. И мы на самом деле в этой тьме задыхаемся.

Первое, чему мы должны научиться: когда в любом состоянии, при любых обстоятельствах, встает мысль: «А что я?» — сказать себе: «Отойди от меня, сатана, отойди от меня, противник, ты думаешь только о том, что земное, а не о том, что Божие, — отойди! Ты мне надоел! Неужели я буду еще, и еще, и еще в жизни видеть только себя самого, склонять слово «я» во всех падежах, сводить все только к тому, что для меня — отрада, для меня — страх, для меня — горе, для меня — скука? Неужели вся жизнь может свестись к этому?» — как она на самом деле сводится, почему она и не жизнь, почему она — тоска, бесплодность для самого человека и для всех окружающих, почему нам так скучно с самими собой и другим так невыразимо скучно с нами. И вот первое, чему мы должны учиться, это — при всех обстоятельствах себе сказать: отойди в сторону, дай мне вглядываться в даль, в простор, в глубину! В этой большой, широкой, глубокой жизни и я найду себе место, — но жизнь во мне не найдет места; человек может влиться в жизнь, но всю жизнь ограничить собой нельзя…

Я помню, как-то шел с пожилой, горькой русской женщиной и она все говорила, говорила, говорила только о том, как жизнь ее обошла, как люди ее обидели, как все бессмысленно, как все зло… Остановилась перед кустом колючек и говорит: «Вот вся жизнь!» — а за этим кустом весь простор южного берега Франции: горы, а за горами широкое море, все облитое солнцем, все сияющее летним светом. И я помню, как я ей сказал: вот так вы на жизнь и смтрите — только на этот колючий куст, и никогда вам не пришло в голову посмотреть через этот куст или мимо него на всю даль, в которой вы живете, на всю эту необозримую красоту.

Читайте также:  Ислам и суицид. как избежать самоубийства и депрессии?

С жизнью ее так и было: она видела только колючий куст. Но кто из нас этого не делает в той или иной мере? Когда мы молоды, нас увлекает наша сила, наше участие в жизни, наша реальная или мнимая способность строить жизнь; и поэтому мы сосредоточены на себе, на крепости своей, на возможностях своих.

Потом проходят годы, и мы уже встретились с тем, что жизнь не гнется, что жизнь противится нашему усилию, что она ставит свои требования, что она не сдается; что не сдаются и люди вокруг нас, потому что они тоже хотят гнуть жизнь и строить ее по-своему, да не по-нашему.

И мы тогда жестеем; но, жестея, мы продолжаем быть сосредоточенными на самих себе: мы должны устоять, мы должны победить, мы должны проложить свой путь — и опять не видим ни жизни, ни людей вокруг себя, проходим мимо каждого и всех, мимо каждого события.

Потом, может быть, вспомним, а когда оно перед нами раскрывается, разверзается, мы его даже не видим; мы только смотрим, что в нем есть такого, что можно использовать или что в нем для нас опасно, страшно, вредно.

А когда стареем, тогда начинаем или горько вспоминать то, что было, и с горечью думать о том, что могло бы быть, или уходим в себя и делаемся уже вполне для других бесплодными: очень, очень мало людей умеют стареть так, чтобы старость была, в своем роде, победой жизни, а не постепенным угасанием, которое завершится последним поражением смерти.

Когда я думал об этой беседе, я вовсе не думал говорить то, что сейчас сказал: я думал, что скажу нечто о старости, о том, как мы можем научиться стареть. И мне вспомнилось стихотворение Баратынского:

Были бури, непогоды,

Да младые были годы!

В день ненастный, час гнетучий

Грудь подымет вздох могучий;

Вольной песнью разольется,

Скорбь-невзгода распоется!

А как век-то, век-то старый

Обручится с лютой карой,

Груз двойной с груди усталой

Уж не сбросит вздох удалый,

Не положишь ты на голос

С черной мыслью белый волос!

Очень часто именно так мы воспринимаем наступающую старость, что и делает ее бесплодной. Человек говорит, что он «доживает свой век», то есть — костер горел, а теперь надо ждать, чтобы потухли после …

Источник: https://knigogid.ru/books/240076-chelovek-pered-bogom-v-itogi/toread

Книга — Человек перед Богом — Сурожский Митрополит Антоний — Читать онлайн, Страница 1

Закладки

Вера безрелигиозная. Вера и доверие к человеку. Вера в себя

Когда мы говорим о вере, мы всегда думаем о вере в Бога. На самом деле существует также вера в человека, и эта вера в человека определяет нашу жизнь по меньшей мере столь же постоянно и глубоко, как и вера в Бога. Кроме того, Бога веруют не все, а для того, чтобы жить с людьми, без веры в человека не обойтись.

Именно на вере в человека основаны все попытки преобразования — общественного, политического, семейного, ибо что бы ни проповедовалось — будь то религия или новый жизненный строй — если человек не вступит в труд, если человек не будет осуществлять то, что задумано, никогда оно никаким образом не осуществится.

Поэтому всякий преобразователь, всякий человек, призывающий людей к чему-то новому, основывает свой призыв на вере в человека; а в малых вещах, в повседневной жизни все основано на этой вере в то, что в человеке есть что-то доброе, хорошее, что может отозваться на нужду, на горе, на радость, что может послужить основанием к тому, как строить жизнь. И вот об этой вере мне хотелось бы сказать нечто.

Такая вера — не легковерие, не наивное отношение к человеку, которое допускает, будто все возможно, будто стоит только обратиться к человеку — и он отзовется.

Но вместе с тем это уверенность, что нет такого человека, в котором не было бы подлинной человеческой глубины, нет такого человека, в котором нельзя вызвать доброе и достойное. К этому мы приходим во всех областях жизни. Например, сейчас во всех странах света идет громадное преобразование тюремной системы.

Раньше преступника заключали в тюрьму, чтобы его удалить от общества людей; он был отрезанный ломоть. Теперь все больше думают о тюрьме как о месте, где преступнику можно помочь стать человеком. Вот такое отношение и есть вера в человека.

Эта вера не основана на очевидности; часто приходится сквозь очевидность заглянуть куда-то вглубь и обнаружить что-то, чего как будто и нет. В Евангелии есть два рассказа, которые очень ясно показывают отношение Христа к человеку, Его веру в человека.

Первый случай мы находим в Евангелии от Иоанна, в восьмой главе. Это рассказ о том, как к Спасителю привели женщину, взятую в прелюбодеянии. Очевидность была против нее, она была взята в преступлении, она подлежала осуждению и строгому наказанию.

Христос ее не осудил, Он осудил ее поступок; Он не принял ее как прелюбодеицу, но заглянул в глубь ее души и в ней увидел возможность новой жизни; Он прозрел в этой прелюбодеице чистоту, которая в ней не умерла. Когда эта женщина стала перед судом, когда она обнаружила, что ее грех означает смерть, она, конечно, опомнилась.

В тот момент все, что ей говорили: что грех убивает, что грех разрушает, — стало реальностью: она согрешила и ее теперь, по закону того времени, побьют камнями. Она поняла, что если бы ей была дана жизнь, она больше никогда не прикоснулась бы к тому, что за собой влечет смерть. И это Христос прозрел.

Он обратился к окружающим ее и сказал: Пусть тот, который без греха, бросит первый камень!.. И все ушли. И когда Христос остался один с этой женщиной, Он ей сказал: Где те, которые тебя осуждали? — Они ушли, — ответила она. — И Я тебя не осуждаю; но впредь не греши.

На этом примере мы видим, как Христос сумел заглянуть в человека и увидеть все его возможности, которые были как бы закрыты поступками этого человека.

Другой рассказ такой же поразительный: встреча Христа с апостолом Петром после того, как тот трижды от Него отрекся по страху, испугавшись.

Христос его не спрашивает: Сожалеешь ли ты о том, что сделал? Он ему говорит: Любишь ли ты Меня? И Петр от души отвечает: Да, Господи! Я Тебя люблю! Но трижды ему ставит Христос этот вопрос.

И вдруг, осознав значение этих трех вопрошаний, понимая, что вся очевидность против него, Петр говорит: Ты все знаешь, Господи; Ты знаешь, что я Тебя люблю! И Христос его принимает вновь в среду Своих учеников.

Разве мы умеем так поступать? Разве мы умеем поверить, что человек, который поступил по отношению к нам плохо, имеет право сказать: Да, я тебя люблю! У меня не хватило мужества, у меня не хватило глубины, во мне не хватило силы духа, но я тебя все-таки люблю — и все возможно.

Если бы мы так умели друг ко другу относиться! Если бы мы только умели друг во друга поверить, не быть ослепленными ни поступками людей, ни их действиями; не быть оглушенными их словами, а молчаливо заглянуть в человеческую душу и прозреть в ней возможную человечность, возможное человеческое величие, и соответственно предложить человеку новую жизнь, предложить ему наше доверие — и призвать жить в полную меру своего человеческого достоинства! Если бы мы так могли друг ко другу относиться, все было бы возможно среди людей, любые преобразования, и новая жизнь настала бы для человечества.

После прошлой беседы мне был поставлен вопрос: что если человек говорит «А мне твое доверие и вера в меня не под силу»”. И мне хочется ответить на этот вопрос, потому что он очень важный.

Обыкновенно мы страдаем от того, что в нас не верят.

Мы чувствуем, что в нас есть какие-то возможности, но для того, чтобы их осуществить, нам нужна была бы поддержка верующего сердца, человеческой любви, человека, который бы сказал: Да! Не бойся! Ты можешь себя осуществить! Но иногда, когда нам дано такое доверие, когда оно нам подарено, нам вдруг делается страшно: а что если я это доверие обману? Что если у меня ничего не получится и окажется, что клубящиеся во мне мечты рассеялись, как туман, когда поднялось солнце? Что будет тогда? Неужели я совершенно потеряю доверие, уважение, может, даже любовь тех, которые так на меня понадеялись?

И это человеку часто мешает. Но еще больше, может быть, мешает то, что очень часто, когда другой человек нам дарит свое доверие, он как будто верит в невозможное, то есть он как будто не учитывает, что я — просто обыкновенный, нормальный человек.

Нам кажется, что он на все надеется: будто мы можем сделать все, все без ограничения, все безусловно.

И тут мы понимаем, с одной стороны, что это невозможно, и боимся за это взяться; а с другой стороны, когда мы стараемся это осуществить, то обнаруживается, что мы не можем оказаться на высоте того безумного”, непродуманного”, безответственного” доверия, которое нам было дано. И вот здесь есть две стороны.

С одной стороны, тот, кто доверяет другому, кто в подарок, во вдохновение ему приносит свою веру, должен это делать вдумчиво, разумно, мудро; а с другой стороны, тот человек, которому эта вера дается, должен быть трезв, сознателен и прилагать все усилия к тому, чтобы творчески осуществлять свое призвание — и все-таки знать, что у него есть какие-то ограничения. Эти ограничения мы не всегда можем обнаружить до того, как начнем трудиться. Только когда мы приступаем к изучению какой-нибудь науки, к чтению какой-нибудь книги, к какому бы то ни было делу, мы видим, сколько мы можем осуществить и где кончаются наши возможности. Но начать мы должны. И мы не должны бояться момента, когда дойдем до предела своих возможностей, потому что — и это очень важно — доверие, которое нам дается, вера, которая в нас вкладывается, относится не к тому, чтобы мы осуществили все возможное человеку вообще, а к тому, чтобы мы осуществили себя как можно более совершенно.

В этом смысл Христовой притчи о талантах. Слово “талант” приобрело за столетие специфическое значение. Все мы знаем, что такое талант по отношению к музыке, искусству, литературе; но не об этом говорил Христос. В Его время талант была денежная мера. Вот, какому-то человеку сделали вклад, и ему предложили осуществить эту денежную меру, добиться всего, на что он способен.

Этот человек может приложить все усилия, и если он чрезвычайно одарен, он может удвоить, утроить тот дар, который ему был сделан. Если он менее одарен, он хоть чего-то добьется. Но он никак не имеет права сделать то, что сделал самый неодаренный из трех лиц, о которых говорит притча.

Он испугался: а вдруг то, что заложено в меня, то, что мне дано, я растрачу, потеряю и буду в ответе? — и зарыл его; то есть просто отложил в сторону, закопал, завернул в платок. А когда пришло время суда, когда пришло время расчета, когда все предстали перед хозяином, оказалось, что все чего-то добились — только он не добился ничего.

И он не был осужден за то, что не принес барыша, выгоды своему хозяину; он был осужден за то, что испугался и не решился ничего сделать, не решился ни на что.

Перенося эту картину на нашу обычную жизнь, мы можем, конечно, рассматривать талант, о котором говорит притча, как дар в области искусства, литературы, поэзии, но это ограниченное понимание. В основе, заложенный в нас талант — это все, на что мы способны, все богатство, все разнообразие, вся красочность нашей собственной личности.

Можем ли мы ее осуществить или нет? Можем; все могут, каждый может осуществить все, на что у него хватит духа, мужества, вдохновения. И в этом центр тяжести, в этом весь вопрос. Мы должны так верить в человека, такое ему подарить доверие, так его вдохновить, чтобы он нашел в себе храбрость, мужество, радость, творческую радость себя осуществлять.

Хоть он не гений — но он человек; хоть он ничем не выдается — но пусть будет самим собой настолько полно и прекрасно, как ему доступно.

И тогда мы не будем на него накладывать бремена неудобоносимые, мы не станем на него накладывать тяжесть, которой он никак понести не может, потому что мы не станем требовать с него, чтобы он стал тем, чем он никогда, даже в мечте не мог быть, а будем ему говорить: Смотри: в тебе такое богатство! Осуществи его!..

Но он скажет: Где же это богатство, каково оно? — А ты не мерь! Ты просто творчески становись самим собой. Где не хватит ума — восполняй сердцем; где не хватит крепости — восполняй товариществом. И ты увидишь: чего ты не можешь осуществить один, то в сотрудничестве с другими, вместе с другими ты можешь осуществить и можешь сделать вклад в общую сокровищницу людей.

Читайте также:  Заупокойная молитва, записки об упокоении

Источник: https://detectivebooks.ru/book/29049905/?page=1

Антоний — Блум — Человек перед Богом

Ответы на вопросы:           Особые условия аскетического созерцания.           Внутреннее безмолвие.          Суета и затвор.          Необычность христианского действования.          Чтение Евангелия и наша реакция.          Восточная медитация Уход В ГЛУБИНЫ О ВСТРЕЧАХ И ПОСЛЕДНИХ СВЕРШЕНИЯХ.

         Творение как встреча.          Встреча с Богом в Его явлениях.          Встреча смертная.          Рождество Христово как встреча мира с Богом.          Встреча с собой и с другим.          Личная встреча с Богом О САМОПОЗНАНИЕ          Индивидуум и личность.          Неповторимость личности.

         Греховное самоутверждение и любовь.          Принятие себя самого.         Отношение к Евангелию О СМИРЕНИИ          Ложное смирение.          Гордость и тщеславие.         Три воли, действующие в истории: Божия, бесовская, человеческая.         Смирение как примиренность.

        Смирение перед красотой Божией О СОВЕСТИ         Голос совести.         Великопостная подготовка.         Притча о браке.        Трагедия входа Господня в Иерусалим.         Участники страстных дней.        Суд собственной совести ЧТО ТАКОЕ ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ.       Духовная жизнь как действие Духа в нас.

      Молитва: внимание и благоговение.       Дух Святой Утешитель.       Критерии духовности.       Вдохновение и духовность.

      Память смертная и покаяние.

Ответы на вопросы: Духовная жизнь в повседневности. Духовная жизнь и творчество ВОСПИТАНИЕ СЕРДЦЯ       Грех и покаяние.       Воспитание сердца, а не тренировка воли.       Путь молитвы. ЗАКОН ЖИЗНИ       Внимание к себе.       Грех как нарушение закона жизни.       Любовь.       Жизнь на глубине.

      Отношение к другим О МОЛИТВЕ ГОСПОДНЕЙ      Ответы на вопросы:  Искушения современного мира.  Отношение к ищущим веры и колеблющимся О МОЛИТВЕ        Открытость БРАК, МОНАШЕСТВО, ЦЕРКОВЬ         Брак как образ высшей радости.         Брак Агнца.         Церковь: цель и становление.

        Тождество брака и монашества БРАК И СЕМЬЯ        Цель брака.        Богословие материи.        Целомудрие и деторождение.         «Другой» в браке. Христианская семья.        Развод.        Жизнь в атеистической семье.        Религиозное воспитание детей.        Семейная молитва.

       Крещение детей.        Аборты

ПРАВОСЛАВНАЯ ФИЛОСОФИЯ МАТЕРИИ

О ПРИЗВАНИИ ЧЕЛОВЕКА.       Кризис как суд и новая возможность.       Це. творения человека.       Связь духовного и материального миров.       Воплощение Христа.       Церковные таинства.       Вечная жизнь.       Падение как утрата цельности.

      Призвание к возрастанию в святости Итоги итоги жизни     Человек сам закрывает себе простор.     Отвержение себя.     Духовная глубина.     Старение.     Живое сердце.     Изживание зла.     Званые и избранные СВЕТ ВЕЧНОСТИ      Победа Христа над смертью.      Смерть как дверь в вечность.

     Пост: путь восхождения.      Исцеления в субботу.     Обновление в себе образа Божия О ВЕРНОСТИ.     Смерть близких и наша любовь к ним.    Любовь Божия.    Верность.    Скучание по Богу.    Что питает молитву? О СМЕРТИ     Личное восприятие смерти.     Внутренняя мертвость.     Примирение с умершими.

    Память смертная.    Страх и бесстрашие.    Умирание.    Молитва Церкви над усопшим.

   Ответы на вопросы:   Память о смерти.  Геенна.        Прощение

Митрополит Антоний — Сурожский — Человек перед Богом — О вере

Когда мы говорим о вере, мы всегда думаем о вере в Бога. На самом деле существует также вера в человека, и эта вера в человека определяет нашу жизнь по меньшей мере столь же постоянно и глубоко, как и вера в Бога. Кроме того, в Бога веруют не все, а для того, чтобы жить с людьми, без веры в человека не обойтись.

Именно на вере в человека основаны все попытки преобразования — общественного, политического, семейного, ибо что бы ни проповедовалось — будь то религия или новый жизненный строй, — если человек не вступит в труд, если человек не будет осуществлять то, что задумано, никогда оно никаким образом не осуществится.

Поэтому всякий преобразователь, всякий человек, призывающий людей к чему-то новому, основывает свой призыв на вере в человека.

А в малых вещах, в повседневной жизни все основано на этой вере в то, что в человеке есть что-то доброе, хорошее, что может отозваться на нужду, на горе, на радость, что может послужить основанием к тому, как строить жизнь. И вот об этой вере мне хотелось бы сказать нечто.

Такая вера — не легковерие, не наивное отношение к человеку, которое допускает, будто все возможно, будто стоит только обратиться к человеку — и он отзовется.

Но вместе с тем это уверенность, что нет такого человека, в котором не было бы подлинной человеческой глубины, нет такого человека, в котором нельзя вызвать доброе и достойное. К этому мы приходим во всех областях жизни. Например, сейчас во всех странах света идет громадное преобразование тюремной системы. Раньше преступника заключали в тюрьму, чтобы его удалить от общества людей; он был отрезанный ломоть.

Теперь все больше думают о тюрьме как о месте, где преступнику можно помочь стать человеком. Вот такое отношение и есть вера в человека.

Эта вера не основана на очевидности: часто приходится сквозь очевидность заглянуть куда-то вглубь и обнаружить что-то, чего как будто и нет.

В Евангелии есть два рассказа, которые очень ясно показывают отношение Христа к человеку, Его веру в человека.
 

Категории: 

  • КНИГИ ЭСХАТОС
  • Практика веры
  • Гомилетика

ВСЕМ   

Оцените — от 1 до 10: 

Источник: http://esxatos.com/surozhskiy-chelovek-pered-bogom

Митрополит Антоний Сурожский. Отрывок из книги «Человек перед Богом»

Украинский философ Григорий Сковорода сказал в одном из своих писаний, что в жизни замечательно устроено: вещи нужные несложны, а вещи сложные не нужны. Конечно, такие слова можно развить в карикатуру.

Но если принять их с трезвостью, то можно увидеть в них указание и на то, как можно жить. Мы очень часто не умудряемся жить, потому что чрезмерно усложняем жизнь. Мы стараемся делать невозможное, проходя мимо возможного.

Мы думаем, будто только то достойно нас, что так велико и так далеко, что мы его никогда не достигнем.

И если применить этот принцип к евангельским заповедям, то мы можем найти в Евангелии, в словах Спасителя Христа, заповедь, указание чрезвычайно простое на вид, но с которого мы можем начать. Это заповедь о том, что мы должны любить ближнего, как самого себя (Мк. 12:31). Это подразумевает, что мы себя самих должны любить.

И вот на этом мне хочется остановиться. Потому что, если мы не сумели себя любить, мы не сумеем любить кого бы то ни было.

Жизнь, опыт показывает, что мы можем одарить других только тем доверием, которое способны дать себе, той любовью, которую можем дать себе, и т.д. Мы можем дать только то, что у нас есть.

И если у нас нет определенного отношения к себе, мы не можем иметь этого отношения к другим. Без уважения к себе мы других не уважаем, без любви к себе – правильно понятой – мы не можем любить других.

Конечно, надо понять, что такое эта любовь к себе. Это не любовь хищного зверя, который считает, что все вокруг существует для него, который рассматривает всякого человека как возможную добычу, который все обстоятельства рассматривает только с точки зрения самого себя: своей выгоды, своего удовольствия и т.д. Любовь к себе – что-то гораздо большее.

Когда кого-нибудь любишь, желаешь ему добра; чем больше любишь, тем больше добра ему желаешь. Я говорю о большем добре, а не о большем количестве добра. Мы желаем любимым самого высокого, самого светлого, самого радостного. Мы не желаем им большего количества тусклой мелкой радости, мы желаем им вырасти в такую меру, чтобы их радость была великая, чтобы в них была полнота жизни.

Вот с этой точки зрения надо уметь и себя любить.

Так бывает с каждым из нас. В нас есть свойства, которые неприглядны, но в данное время ничем не могут быть заменены. Человек, который труслив, с радостью назовет свою трусость кротостью и смирением. Ни в коем случае нельзя ему дать это сделать.

И когда у нас самих есть это поползновение перекраситься, назвать трусость смирением, назвать жадность любовью, надо остановиться и сказать: нет, не лги! Будь правдив! Потому что то, чем ты являешься, — это настоящий человек, а тот фальшивый образ, который ты стараешься создать о себе, сплошная ложь, такого нет, и поэтому этот несуществующий человек никогда никем стать не сможет. Тогда как тот человек, которым ты являешься, который тебе, возможно, даже очень не нравится, может измениться к лучшему.

Мы должны относиться себе, как художник относится к материалу: принимать в учет все свойства этого материала и на основании этого решать, что можно сделать.

Как художник должен проявить большое понимание своего материала и иметь представление о том, что он хочет из него сделать, так и человек, не отвергая в себе ничего, трезво, смиренно принимая себя, какой он есть, должен одновременно иметь высокое представление о Человеке, о том, чем он должен стать, чем он должен быть.

И сверх того – и это чрезвычайно важно – нужна готовность бороться, готовность побеждать, готовность творить ту красоту, которую он задумал или в которую поверил.

Художник, кроме понимания своего материала и представления о том, что он хочет сделать, должен еще развить в себе и упорство, и любовь к труду, и технические способности. Это все требует громадной дисциплины в художнике, во всяком творце – будь то писатель, живописец, скульптор, — и этого же требует от нас жизнь.

Без дисциплины мы не можем добиться ничего. Но дисциплина может быть разная. Это может быть механическое выполнение каких-то требований, и это может быть живое творчество, которое требует, чтобы все силы наши были собраны воедино.

Подвигом, вдохновением, упорным трудом строится человек; и человек должен себя так любить, так ценить, так уважать свое достоинство человеческое, чтобы понимать: нет такого усилия, которое не стоило бы приложить для того, чтобы стать достойным своего человеческого призвания.

Одна вещь нам очень мешает любить себя: это то, что некоторые вещи в нас самих нам противны, нам не нравятся, от некоторых вещей нам делается стыдно.

Если мы хотим начать себя любить творчески, так, чтобы стать действительно человеком в полном смысле этого слова, осуществить все свои возможности, мы должны принять – хотя бы предварительно – все, что в нас есть, не разбирая, что нам кажется хорошим или привлекательным, а просто все, без остатка.

Христос в одной из Своих притчей говорит ученикам, которые думали, что надо вырвать зло, чтобы осталось только добро: нет, на поле оставляют плевелы и пшеницу расти вместе, пока их нельзя ясно друг от друга отличить. Иначе, при желании вырвать плевелы, вы вырвете непременно и пшеницу (Мф. 13:24-30).

Абсолютное условие любви – это открытость, в идеале – взаимная, но порой – открытость со стороны одного любящего человека такая, что ее хватает на двоих. Но открытость нам бывает страшна. Открыться — значит стать уязвимым, открыться – значит зависеть в своей радости и в своей боли от другого человека. А это сделать можно, только если в нас хватает веры в другого человека.

Вера бывает разная. Бывает простая, детская, чистая, светлая вера: доверие, доверчивость, незнание зла, бесстрашие от того, что никогда не была испытана жестокость, беспощадность, боль, которая наносится злостно и намеренно. Такая доверчивость не может быть названа зрелой верой.

Она – начало веры, она открывается в ранние годы; она иногда сохраняется в очень чистых и детских душах, но в ней чего-то не хватает.

Да, она открывает человека ценой большого страдания, но вместе с тем не защищает другого человека от ошибок, потому что мы несем ответственность за тех людей, которым открываемся. С одной стороны, они могут нам нанести боль, раны (не говоря о радости, которую они нам приносят).

Но, с другой стороны, если мы безответственно отдаемся в их власть, может открыться в них все дурное или не открыться, не оправдаться то светлое и большое, что есть в человеке.

Поэтому доверчивости недостаточно – должна быть другая, более зрелая вера.

Во-первых, вера в человека, основная, глубинная вера в то, что в каждом человеке есть свет, правда и бесконечные творческие возможности к становлению; что если ему помочь, если его поддержать, если его вдохновить, тот хаос, который нас часто пугает в человеке, может родить звезду.

Такая уверенность – это уверенность в том, что в человеке есть свет, есть правда, и что они могут победить. И в этой уверенности, в этой вере нет наивности, она вырастает с опытностью, которая зиждется на знании самого себя и на знании жизни людей.

Но на пути к этому мы постоянно имеем дело – и другие в нашем лице имеют дело – с людьми, которые находятся в стадии становления, то есть с людьми, в которых свет и тьма борются, и борются иногда жестоко. И когда мы открываемся в акте веры, мы должны заранее признать свою уязвимость и на нее пойти. Уязвимость – не обязательно дурное свойство.

Уязвимость бывает горькая, тяжелая: уязвленное самолюбие, чувство обиды, чувство униженности тоже принадлежит к этой области уязвимости.

Но не о них идет речь в любви, а о способности быть раненным в сердце – и не отвечать ни горечью, ни ненавистью, простить, принять, потому что ты веришь, что жестокость, измена, непонимание, неправда – вещи преходящие, а человек пребывает вовеки. Очень важно выбрать эту уязвимость.

И умение пронести эту готовность верить до конца и любить ценой своей жизни, для того, чтобы не только ты, но и другой вырос в полную меру своих возможностей – это подвиг.

Источник: http://www.sherbatovo-hram.ru/index.php/propoved/47-chelovek-pered-bogom.html

Ссылка на основную публикацию