Сложно ли быть христианином в современном мире?

Легко ли быть христианином?

Перечитываю Льюиса, «ПРОСТО ХРИСТИАНСТВО», уже, наверное, в десятый раз. Особенно «зацепила» меня на этот раз 8-я главка IV-й книги, «Легко ли быть хри­стианином?»

Льюиса в сети найти нетрудно, однако прежде, чем вы пуститесь на поиски, вы мо­жете перечитать эту главку прямо здесь.

В предыдущей главе мы рассматривали, как «облечься в Христа» или как представ­лять себя сыном Божьим, чтобы в конце концов стать им по-настоящему.

Я хочу со всей ясностью заявить, что это не просто одно из занятий, которым должен преда­ваться христианин, и не своего рода упражнение, необходимое для перехода в сле­дующий класс. В этой идее — смысл и суть христианства.

Ничего иного оно не пред­лагает. И я хотел бы указать, в чем тут отличие от обычных идей морали и до­бра.

Обычное представление, которое мы все разделяем еще до того, как становимся хри­стианами, состоит в следующем. Мы берем в качестве исходного пункта наше обыкновенное «я» с его разнообразными желаниями и интересами.

Мы затем при­знаем, что что-то еще — назовите это «моралью», или «правилами поведения», или «соображениями общественного блага» — предъявляет свои требования к нашему «я»; и они вступают в конфликте его собственными желаниями. «Быть хорошим» — значит, по-нашему, уступать этим требованиям.

Некоторые вещи, которые нашему «я» хотелось бы сделать, оказываются чем-то таким, что мы называем «злом». Что ж, в таком случае мы должны отказаться от них. Другие, которые нашему «я» делать не хочется, напротив, оказываются тем, что мы называем «добром», — и нам прихо­дится их делать.

Но мы все время надеемся, что когда мы выполним все предъяв­ляемые нам требования, у нашего бедного «я» все еще останутся возможности и время исполнить свои собственные желания, пожить своей жизнью, в свое удоволь­ствие. Фактически мы очень похожи на честного человека, платящего налоги.

Он до­бросовестно платит их, но при этом надеется, что у него останется достаточно денег, чтобы безбедно прожить на них. Все это происходит по той причине, что за исход­ную точку мы принимаем наше обычное «я».

Пока мы думаем так, мы чаще всего приходим к одному из двух результатов. Либо мы отказываемся от стараний «быть хорошими», либо превращаемся в людей по-настоящему несчастных. Почему? Потому что (не заблуждайтесь!), если вы действи­тельно собираетесь выполнять все предъявляемые вам требования, то у вашего «я» не останется ни времени, ни сил, чтобы жить для себя.

Чем больше вы прислушива­е­тесь к голосу своей совести, тем больше этот голос от вас требует. Ваше природное «я», которое, таким образом, страдает от голода, на каждом шагу натыкается на пре­пятствия и сгибается под бременем, начнет, наконец, возмущаться все больше и больше.

Вот почему вы либо прекратите эти старания «быть хорошим», либо пре­в­ра­титесь в одного из тех, которые, по их словам, «живут для других», но при этом всегда всем недовольны и постоянно на все ворчат, вечно удив­ляясь, почему «дру­гие» не замечают их самопожертвования, их непрекращающегося мученичества.

И когда вы превратитесь в такое существо, то станете куда невыноси­мее для окру­жа­ю­щих, чем были бы, если бы оставались откровенным эгоистом.

Христианство предлагает иной путь. Этот путь и труднее, и легче. Христос говорит: «Отдайте Мне все. Мне не нужно столько-то вашего времени, столько-то ваших де­нег или вашего труда; Я хочу вас. Я пришел не для того, чтобы мучить ваше природ­ное «я», но для того, чтобы умертвить его. Никакие полумеры здесь не помогут.

Я не хочу отрубать ветвь здесь, ветвь там, Я хочу срубить все дерево. Я не хочу сверлить зуб, или ставить на него коронку, или заполнять в нем дупло. Я хочу удалить его. Передайте Мне все ваше «я» безраздельно, со всеми желаниями, как невинными, так и порочными, полный набор. Я дам вам взамен новое «я».

Фактически, Я дам Самого Себя, и все Мое станет вашим».

Это и труднее, и легче, чем то, что стараемся делать мы. Я надеюсь, вы заметили, что Сам Христос иногда описывает христианский путь как очень трудный, а иногда — как очень легкий.

Он говорит: «Возьми свой крест», и это звучит как призыв к му­ченической смерти в каком-нибудь концлагере. Но в следующий момент Он говорит: «…иго Мое благо, и бремя Мое легко».

Нетрудно понять, почему и то, и другое спра­ведливо.

Учителя могут сказать вам, что самый ленивый ученик в классе — это тот, кто рабо­тает упорнее всех в конце учебного года. Они не шутят. Если вы дадите двум учени­кам доказать какую-то геометрическую теорему, тот, кто готов приступить к делу, по­старается понять ее.

Ленивый ученик пытается зазубрить ее на память, потому что в данный момент это требует меньше усилий. Но шесть месяцев спустя, когда они на­чнут готовиться к экзаменам, лентяю придется провести много мучительных часов над тем, что прилежный ученик легко и с удовольствием выполнит за несколько ми­нут.

В конечном итоге лентяю приходится работать больше.

Или давайте взглянем на эту ситуацию с другой стороны. В сражении или при восхо­ждении на гору порой необходимо предпринять какое-то действие, которое требует усилий и мужества. Однако в конечном итоге оно же обеспечит наибольшую без­опас­ность. Если вы этого не сделаете, то несколькими часами позднее окажетесь в большей опасности. Трусливый поступок будет и самым опасным.

Именно так обстоит дело в христианстве. Ужасно, почти невозможно отдать всего себя — все свои желания и все заботы о себе в руки Христа. Но это гораздо легче, чем то, что стараемся делать мы сами.

Ибо мы стараемся остаться, так сказать, «са­мими собою», не отказываемся от личного счастья как от главной цели в жизни и в то же время пытаемся быть «хорошими».

Мы все стараемся не препятствовать уму своему и сердцу сосредоточиваться на мечтах о богатстве, на честолюбивых пла­нах, на стремлении к удовольствиям — и надеемся, несмотря на это, вести себя честно, целомудренно и скромно. И это именно то, против чего предостерегал нас Христос.

Он говорил, что смоквы не растут на терновнике. Поле, засеянное травой, не принесет урожая пшеницы. Если вы будете регулярно косить траву, вам удастся сохранить ее короткой. Но пшеницы это поле все-таки не произведет. Чтобы такое поле дало пшеницу, в нем необходимо произвести изменения; его надо глубоко пе­ре­пахать и засеять заново.

Вот почему подлинная проблема христианской жизни возникает там, где люди обыч­но не думают столкнуться с ней. Возникает она в тот самый момент, когда мы просы­паемся поутру. Все наши желания и надежды, связанные с новым днем, набрасыва­ются на нас как дикие звери.

И каждое утро наша первая обязанность — в том, что­бы попросту прогнать их; мы должны прислушаться к другому голосу, принять дру­гую точку зрения, позволить, чтобы нас заполнил поток другой, более великой, бо­лее сильной и более спокойной жизни.

И так целый день: мы сдерживаем свои есте­ственные капризы и волнения, вступаем в полосу, защищенную от ветра.

Вначале, обретя подобное состояние духа, вы сумеете сохранять его лишь несколь­ко минут. Но в эти минуты по всему нашему физико-духовному организму распро­страняется жизнь нового типа, потому что мы позволяем Ему совершать в нас рабо­ту.

Есть разница между масляной краской, которая покрывает только поверхность, и красителем, пропитывающим окрашенный предмет насквозь. Христос никогда не про­износил неясных идеалистических фраз. Говоря: «Будьте совершенны», Он имел в виду именно это.

Он подразумевал, что мы должны подвергнуться полному курсу лечения. Это трудно; но компромисса, которого мы жаждем, достичь несравненно труднее, это просто невозможно. Яйцу, вероятно, трудно превратиться в птицу; однако ему несравненно труднее научиться летать, оставаясь яйцом. Мы с вами подобны яйцу.

Но мы не можем бесконечно оставаться обыкновенным, порядочным яйцом. Либо мы вылупимся из него, либо оно испортится.

А теперь позвольте мне повторить то, что я сказал прежде: в этом и состоит все хри­стианство; больше в нем нет ничего. Допускаю, что это может вызвать сильное недо­умение. Ведь такой очевидной представляется мысль, что у церкви множество дру­гих забот: образование, возведение новых зданий, миссионерская работа, службы.

Очевидно и то, что многими заботами обременено государство: это проблемы обо­роны, политики, экономики и многое другое. Но на самом деле все гораздо проще. Государство существует лишь для того, чтобы обеспечивать и защищать обычное человеческое благополучие в этой жизни.

Муж и жена, беседующие у камина, дру­зья, играющие в карты в пивном баре, человек, читающий книгу в своей комнате или работающий в своем саду, ради защиты всего этого и существует государство.

Все законы, парламенты, армии, суды, полиция, экономика имеют смысл только в том случае, если они помогают все это продлить и защитить. А иначе они оборачивают­ся лишь тратой времени и денег.

Что касается Церкви, то она существует только для того, чтобы привлекать людей к Христу, формировать из них маленьких Христов. Если она этого не делает, все ка­федральные соборы, все священство, все миссионерские организации, проповеди, даже сама Библия сведутся лишь к пустой трате времени. Бог стал человеком имен­но ради этой цели.

И знаете что? Может быть, только ради этого и была создана Все­ленная. В Библии говорится, что она была создана для Христа и что все должно соединиться в Нем. Я думаю, никто из нас не в состоянии понять, как все это про­и­зойдет в масштабе Вселенной.

Мы не знаем, что живет (если там вообще что-нибудь живет) в тех частях ее, которые удалены от Земли на многие миллионы кило­метров. Даже на этой Земле мы не знаем, что произойдет со всем остальным, кроме чело­ве­ка. Но чего, собственно, мы ожидали? Нам показана только та часть плана, которая касается нас.

Иногда я люблю себе представить, как все будет с другими су­щест­ва­ми и предметами.

Мне кажется, высшие животные в каком-то смысле сбли­зятся с че­ловеком благодаря его любви к ним и тому, что он делает их (как это и в самом де­ле происходит) гораздо более очеловеченными, чем они были бы, не суще­ствуй на Земле человека и всей его деятельности.

Я даже улавливаю какой-то смысл в под­тя­гивании неодушевленных вещей и растений к человеку, по мере того как он поль­зуется ими и оценивает их. Если бы иные миры были населены разумны­ми сущест­ва­ми, и те могли бы проделывать это со своими мирами. И может быть, когда разум­ные существа войдут в Христа, они, в этом смысле, принесут с собой в Него и все ос­тальное. Но я не знаю, как все это произойдет на самом деле, и могу лишь делиться своими догадками.

Нам сказано только о том, как мы, люди, соединимся в Христе; как мы станем ча­с­тью того удивительного дара, который молодой Князь Вселенной хочет преподне­сти Своему Отцу, — дара, который есть Он Сам и, следовательно, мы в Нем.

Только для этого мы и созданы. В Библии есть странные, волнующие намеки на то, что когда мы соединимся с Ним и в Нем, многое в природе начнет обретать свой перво­началь­ный, верный смысл. Страшный сон окончится; наступит утро.

Источник: http://salvemus.com/?p=4816

Что значит: быть христианином?

Автор: Ирина Филиппова

Осмотритесь кругом… у нас все почти христианское… порядки христианские, понятия христианские, речи христианские, много правил и дел христианских!.. Чего не достает? Не достает сердца христианского.Святитель Феофан Затворник.

— Мир христианский многолик и многообразен. И человеку несведущему трудно найти в нем истину. Как-то раз я спросила у одного американского христианского миссионера, к какой конфессии он принадлежит, на что он мне ответил: «Я просто христианин».

Для многих понятие «христианин» сводится лишь к исполнению десяти ветхозаветных заповедей, но интуитивно мы понимаем, что «христианин» — это нечто большее.

Что же значит: быть христианином? Об этом мы размышляем сегодня вместе со священником Аркадием Штейнбергом.

— Прежде, чем ответить на вопрос: «Что значит: быть христианином?», — нужно понять, кому будет адресован ответ. Христианам? Для них этот ответ ясен. Людям, которые считают себя не христианами? Скорее всего, для них наши объяснения ничего значить не будут.

Таким образом, мы приходим к выводу, что ответ на этот вопрос будет интересен, в первую очередь, тем, кто только идет к пониманию христианской жизни, кто только начинает к ней приобщаться.

Человек этот, как минимум, крещен, иногда ходит в церковь, но чувствует все-таки какую-то недостаточность в своей жизни, ощущает и знает, что для звания христианина ему чего-то не достает.

Откуда знает? Эти представления берутся из какого-то идеала или даже нормы, которую себе человек представляет. Вопрос — что же это за норма? На этот вопрос мы и попробуем ответить.

Итак, первое. Очевидно, что для того, чтобы быть христианином, надо быть крещеным. Потому что если человек не крещен, то трудно его и называть христианином. Ясно, что крещение необходимо, но недостаточно. Крещеных полно, а христиан почти нет. Второе.

Человек должен ходить в церковь и молиться, то есть иметь какое-то непосредственное общение, соприкосновение с Богом, естественно, веруя в Него по-христиански. Достаточно ли этого? Ясно, что недостаточно. Потому что и молиться можно по-разному. Некоторые говорят: «У меня Бог в душе, я дома молюсь, зачем мне ходить в церковь?», — то есть, люди создают себе альтернативы.

Обобщая сказанное, приходим к выводу: конечно, нужно ходить в церковь, нужно молиться, нужно, чтобы Бог был в душе, но этого все равно мало.

Обратимся теперь к такому понятию, как вера. Это «сильное» понятие. Нужно веровать во Христа. Причем не просто абстрактно веровать — и бесы веруют и трепещут, зная, что их ждет суд Божий. Вера нужна конкретная, вера спасающая. И к этому понятию уже труднее подойти. Вот, допустим, я верую.

Читайте также:  Чувство вины не должно стать оружием самоуничтожения

Верую во Христа, верую, что Он — Спаситель, верую, что Он — действительно Сын Божий. Во все верую, и в церковь хожу, и молюсь, и все, что от меня требуется, я делаю, но изнутри-то у меня все равно какой-то «червяк» сидит. Внешне я, вроде бы, христианин. Но внутренне я не уверен, что угоден Богу.

Значит, только верить тоже недостаточно, хотя это и необходимо.

Что же мы имеем в итоге? Человек в церковь ходит, молится, верует, исповедуется, причащается, посты соблюдает — в общем, старается жить по-христиански. Достаточно ли этого? У католиков этого было бы достаточно. У православных — нет.

Потому что внутрь себя трудно заглянуть. Вроде бы каешься, а грехи совершаешь одни и те же, и не из раза в раз, а из года в год. Видишь грех, а ничего с ним поделать не можешь.

В таком случае — христианин ли я? В общем, ситуация — караул!

Так почему же, если все эти внешние действия мы выполним и соблюдем, мы еще не чувствуем, что мы христиане? Нашу жизнь можно сравнить со стрельбой по мишеням. Мы — как солдат, который видит впереди мишень, стреляет — и все мимо.

Вроде бы правильно все делает: целится, курок нажимает, а пуля — когда попадет, а когда и в «молоко». Так же и человек. Он мечется по жизни в поисках счастья и все равно находится в неудовлетворенном состоянии. Почему? Мне кажется, это происходит потому, что цель у нас потеряна, цель христианской жизни.

И действительно, ведь какая-то цель должна нами преследоваться, и мы не должны эту цель из виду упускать.

Обычно, когда говорят о цели христианской жизни, сразу вспоминают преподобного Серафима Саровского, его беседу с Мотовиловым. Стяжание Духа Святого — вот она, цель, а все посты, молитвы наши, коленопреклонения, чтение Священного Писания и добрые дела, которые мы творим, являются только средством.

Но должен сказать, что мы совершенно другие, мы не понимаем, что это такое — стяжание Духа Святого — и как этого добиться. Должен сказать, что преподобному Серафиму принадлежит одно замечательное высказывание.

Один из монахов Саровской обители спросил его: «Как мне спасти других людей? Вот у меня родственник погибает, как мне молиться за него?» Преподобный ответил: «Радость моя, стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Надо стяжать мир в своей душе. Для нас это понятие кажется уже более близким. Но даже такого объяснения нам недостаточно. Какова все-таки цель? Спасение.

Наверное, с этим все согласятся. Все, что мы делаем, мы делаем для того, чтобы спастись. Конечно, не в утилитарном смысле спастись, не в католическом, то есть избежать наказания Божия. Спасение надо понимать в более широком смысле. Это перерождение, которое начинается при крещении и продолжается на протяжении всей жизни человека во Святом Духе.

Мы как-то должны избавиться от греха. Вспомним проповедь Христа: покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное (Мф. 4, 17). Вот цель — войти в Царствие Божие, войти в реальное соприкосновение с Богом, жить по воле Божией, быть в единении с Богом, минимум — в нравственном, максимум — в духовном.

Когда Святой Дух сошел на апостолов, они Его передавали другим людям, и Господь… ежедневно прилагал спасаемых к церкви (Деян. 2, 47). Так написано в Деяниях святых апостолов. Спасение давалось через Церковь; значит, чтобы стяжать Святого Духа, нужна Церковь.

Кто-то из святых отцов сказал: «Отворяющие врата Царствия впустят нас туда не по тому, сколько мы постились, а по тому, найдут ли в нас черты, делающие нас похожими на Христа». Итак, похож ли ты на Христа? То есть, христианин ли ты? Выполняешь ли ты евангельские заповеди? А исполнить их ты можешь только посредством труда. Если ты хотя бы внешне пытаешься приобрести христианские добродетели, то действием Духа Святого они действительно становятся твоими, ты действительно становишься похожим на Христа.

Теперь вспомним о тех учениках Христовых в Антиохии, о которых написал евангелист Лука в книге Деяний святых апостолов: целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей, и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами (Деян. 11, 26). То есть, христианами стали называться те, кто учился у Христа.

Чему? Жизни, тому, чтобы быть таким, как Он. Чему же все-таки надо учиться у Христа? Ответ, опять же, в Евангелии: Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас, — говорит Христос, — возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня (Мф. 11, 28). Прямо говорит: Возьмите иго Мое.

Что это за иго? Мы знаем, что каждый должен нести свой крест, но иго Христово — это не только свой крест. Он нес крест за весь род человеческий. Поэтому апостол потом и добавляет: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Возьмите иго Его на себя.

И еще Он говорит: Научитесь от Меня, потому что Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Тот покой, которого не имеет душа, не чувствующая, что она — христианка. Важнейшие свойства христианина — кротость и смирение.

Смирение — это не слабость, не пассивность, а сила духа в преданности воле Божией и любви к людям. Как у Серафима Саровского — «стяжи дух мирен». Вот это главное.

— Батюшка, а существует ли конкретный рецепт того, как человек может избавиться от грехов, от своей внутренней испорченности, или душа сама, методом проб и ошибок должна искать путь ко спасению?

— Мы учимся. Например, какой прок, если человек учится в школе, а в результате ничему не научится? Получит он аттестат? Нет. Нужно прилагать усилия, Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). Другими словами, с самим грехом нужно бороться и верить, что Бог, если ты искренне и честно это делаешь, поможет тебе, и ты победишь эти грехи.

— Но покаяться ведь трудно, легче просто осознавать свой грех.

— Это, в некоторой степени, можно сопоставить с покаянием. Главное, что здесь нужно — это надежда и вера. Мы никогда не сможем сказать о себе, что покаялись абсолютно. Так только католики говорят.

Франциск Ассизкий, например, говорил: «Я не знаю за собой никакого греха, которого бы я не искупил покаянием». А истинное покаяние — внутри человека.

Когда человек только головой думает, что будет смиренным и кротким, а в сердце у него царит духовный разлад, то, конечно, ему трудно чего-то добиться.

— К такой жизни стремились первые христиане, когда мир еще не был расколот на христианские конфессии. Кстати, можем ли мы католиков или протестантов называть христианами?

— Мы их называем христианами, потому что они исповедуют какие-то христианские нормы жизни. Но дерево по плодам познается. Вот мы православными называемся, но и нам трудно сказать о себе, что мы христиане. Однако, у нас есть та самая малая закваска, которая квасит все тесто.

У католиков она другая. Там подсчет идет, производятся расчеты с Богом. Если не хватает тебе добрых дел для покрытия грехов, можешь купить индульгенцию, она существует у католиков до сих пор. То есть тебе трудиться над собой не надо, у тебя нет цели стать истинным христианином.

Для католичества важны совершаемые действия: надо делать добрые дела. Для Православия важно не столько сами действия, сколько результат или цель, к какой они ведут: быть и стать по-настоящему добрым, чтобы добрые дела стали органическими и естественными для доброго человека.

— Если быть христианином так непросто, то имеем ли мы право сказать, что мы христиане, если нас спросят — кто мы?

— Если ты ученик Христа — да. Ученики стали называться христианами. Вот критерий.

Ты ученик? Учишься ты у Христа или ты живешь в мирской суете? Когда миряне пришли к преподобному Иоанну Лествичнику и сказали: «Мы, миряне, не можем жить такой аскетической жизнью, как вы, монахи.

Как же нам спастись?» Он же им ответил: «Всякое добро, которое можете делать, делайте и будете недалеко от Царствия Божиего». То есть, надо бороться со злом и понуждать себя на добро.

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Источник: http://www.pravklin.ru/publ/8-1-0-83

Как жить православному христианину в миру? — Православный журнал «Фома»

Вопрос читателя: 

Как жить православному христианину в миру? Отречься от всего (мирские книги, компьютерные игры, сериалы, иные виды досуга (развлечения)) и жить, как монах в миру?
Евангелие говорит именно о таком идеале. Нужно отречься от всего, ведь любой вид досуга является страстью и суетой мирской, которая не несет ничего полезного.

В начале пути Бог помогает, и человек легко бросает прежние увлечения, посвящая себя всецело Богу, но потом это кончается, и приходится самому ползти на брюхе через океан страстей. Постепенно снова возвращаешься к прежним увлечениям и «обмирщаешься». И нет никаких сил бороться со страстями.

Возревнуешь по жизни благочестивой, резко бросаешь все мирское (книги, игры, и прочие), хватает на несколько дней, а затем снова поддаешься миру.

И постоянно мучают сомнения, правильно ли жить мирянину, как монаху в миру, избегая всего, или нет? Силы кончаются, и внутренне доходишь до такой степени отчаяния, что понимаешь, что не можешь жить благочестиво и хранить себя от мира, вплоть до того, что осознаешь, что тебе такая борьба не по плечу и ты не можешь жить благочестиво, как подобает настоящему Христианину, потому что постоянно падаешь на различные страсти, тебя окружающие. Для меня это «бремена неудобоносимые». Как же тогда спастись в миру? Может, я делаю или понимаю что-то неправильно? Если же я понимаю всё правильно, то спастись мне вообще не реально, т.к. я не могу выдержать такой борьбы.

Отвечает иерей Петр Гурьянов: 

Христос воскресе!

Милый человек! Мирские книги, компьютерные игры, сериалы и иные виды досуга — разве это весь смысл вашей жизни?!
Евангелие говорит нам о том, что появилась Божественная возможность — стало достижимо Царство Бога. А попасть туда можно через двери новых знаний.

О свободе человеческого духа от греха и смерти, духа, преображенного благодатью, — это высшее призвание человека… вот о чем говорит Евангелие! Господь подает благодать туне, то есть ни за что, но требует, чтобы человек искал ее и, желательно, воспринимал ее, посвящая себя всецело Богу.

Очень вам совету прочитать книгу святителя Феофана Затворника «Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики», он как раз очень подробно раскрывает эту тему!

Есть индийский рассказ для детей, в котором ребенок спрашивает мать: «Мама, почему иногда я ощущаю, что Бог здесь, близко, и мне так хорошо с Ним, а потом Он отдаляется? Почему Он ушел? Как мне Его найти?» И мать отвечает: «Помнишь, как мы играли с тобой в прятки? Ты закрываешь глаза, я иду и прячусь в кустах или за деревом и зову тебя оттуда: ау! Ты открываешь глаза, смотришь вокруг и пытаешься понять: откуда слышался голос? И бежишь на него. Порой ты находишь меня сразу, и я подхватываю тебя, и ты счастлив, и мы смеемся и обнимаем друг друга. Но порой ты ищешь и не можешь меня найти. На мгновение тебе покажется: что, если мама ушла и оставила меня здесь? И делается страшно. Вначале ты просто оглядываешься, потом оглядываешься все более и более тревожно, и в тот момент, когда я начинаю чувствовать твой страх, я выхожу из своего убежища, и ты бежишь ко мне, и я беру тебя на руки, и тебе снова радостно.

Так же Бог.

Он дает нам пережить опыт Своего присутствия, а потом говорит: а теперь живите с тем, что вы узнали, живите так, будто Я с вами, живите так, чтобы Я мог вами гордиться, и вам будет хорошо со Мной… И Он наблюдает, как бы из-за кустов, из-за дерева, чтобы в тот момент, как тебе покажется, что ты потерял с Ним связь, позвать тебя. Он не обязательно явится Сам, но позовет тем или другим образом: ты встретишь кого-то, и этот человек расскажет тебе о Боге, или попадешь в храм, помолишься вместе с другими и почувствуешь: да, Он здесь, Он здесь со всеми этими людьми и со мной».

Читайте также:  Чувство вины после смерти близкого. в чем наша вина перед умершими

То же самое происходит и с нами. Вначале мы опытно переживаем нечто, но этот опыт может потускнеть, и тогда встают вопросы. Первый вопрос: куда Бог ушел? Но потом мы спрашиваем: был ли Он здесь вообще или это моя фантазия и Бога не было? И тогда становится страшно и одолевает сомнение.

И еще — по поводу молитвенного правила и аскетических подвигов нужно обязательно советоваться со священником, который Вас хорошо знает, с духовником. В духовной жизни неопытный человек может наделать много ошибок, взявшись за то, что ему сейчас не под силу.

Это как человеку, который только начал тренироваться, сразу взять большой вес или начать бег на длинную дистанцию. Кто-то выдержит, а у большинства может быть надрыв, вследствие которого, возможно, занятия спортом придется оставить. Так и в духовной жизни очень важна поэтапность, подготовленность и наблюдения опытного человека — священника.

В этом случае все будет идти более плавно и не будет ощущения неудобоносимых бремен. С Богом!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте. 

На заставке фрагмент фото Giuseppe Milo/www.flickr.com

Источник: https://foma.ru/kak-zhit-pravoslavnomu-hristianinu-v-miru.html

Легко ли быть христианином?

Христианином быть легко. Для этого ничего особенного не нужно. Если только пару раз в год зайти в ближайший храм. Один раз, чтобы набрать святой воды в праздник Крещения 19 января, второй – освятить куличи накануне Пасхи. Еще иногда можно поставить свечки.

Еще очень важно помнить, что после Нового года будет Рождество, а значит, в супермаркетах и торговых центрах будут рождественские скидки и распродажи… А вообще, христиане какие-то странные. Ходят на исповедь, рассказывают о своих грехах.

А у меня никаких грехов, собственно, и нет…

Ницше против

Кому-то христианство кажется и вовсе чем-то устаревшим и ненужным. Вы только подумайте — в XXI веке верить, что две тысячи лет назад какой-то необразованный Сын плотника умер и воскрес?! Мы же образованные люди – летаем в космос, лечим неизлечимые еще 50 лет назад болезни. В наше прогрессивное время подчиняться каким-то устаревшим правилам? Ну уж нет.

Хотя и это все не ново. Примерно века с XVIII-го люди обвиняют христианство в «устаревшести» и «ненужности». А один беспокойный немецкий философ, грезивший наступлением эры сверхлюдей, громогласно объявил всем о смерти Бога (Фридрих Ницше – Ред.).

Но бывают и совсем уж удивительные истории. Однажды один юноша, живший за границей, оказался, правда, не совсем добровольно, на лекции другого известного философа и богослова (отца Сергия Булгакова – русского философа, ставшего впоследствии священником, жил в эмиграции – Ред.).

Вполне обычная ситуация: учителя решили, что мальчишкам, только и думающим о том, как бы побыстрее сбежать с уроков, будет очень полезно послушать выступление мыслителя с мировым именем. И не важно, что он пишет свои мысли для взрослых, а не для детей. Мыслитель говорил о христианстве и христианских добродетелях.

Рассказывал о терпении и смирении, о кротости и тихости… И разве можно было поверить ему, когда еще и ста лет не прошло с тех пор, как Ницше «организовал» Богу «похороны»?

Поэтому юноша (звали его Андрей) решил покончить с верой в Бога раз и навсегда. Но предварительно он решил прочитать книгу, на которую постоянно ссылался известный лектор.

Эта книга – Евангелие, а если в Евангелии все точно так, как было на беседе – долго и скучно, – то лучше задвинуть его на дальнюю полку и никогда больше не открывать.

Но, как не раз рассказывал потом Андрей, произошло вот что:

«Я сел читать; и тут вы, может быть, поверите мне на слово, потому что этого не докажешь.

Со мной случилось то, что бывает иногда на улице, знаете, когда идешь — и вдруг повернешься, потому что чувствуешь, что кто-то на тебя смотрит сзади.

Я сидел, читал, и между началом первой и началом третьей глав Евангелия от Марка, которое я читал медленно, потому что язык был непривычный, вдруг почувствовал, что по ту сторону стола, тут, стоит Христос…».

И вот представьте: отец Андрея – русский дипломат, занимавший высшие должности в императорском иностранном ведомстве, мать – сестра знаменитого композитора Александра Скрябина. Сам Андрей после школы получил медицинское образование в Сорбонне… Его ждала блестящая светская карьера (с его-то образованием, и происхождением).

Но… Он стал монахом, а потом священником. Весь христианский мир знает Андрея, как митрополита Сурожского Антония (Блума). Вряд ли его можно считать необразованным или отсталым.

Он хотел покончить с христианством, но неожиданно и необъяснимо для многих других, стал самым ревностным христианином, примером кротости, терпения и смирения, от которых он когда-то шарахался, как от огня.

Вот на что способно Евангелие, на первый взгляд, «скучная и ненужная в наше время» Книга.

«Бунт», который побеждает

Но я приведу и другой пример. Еще более неожиданный и своеобразный. Один из самых успешных и противоречивых рок-музыкантов 70-х, 80-х и 90-х годов XX века Элис Купер, однажды сказал: «Легко пить пиво, очень легко разнести свой номер в отеле, а вот быть христианином – очень трудное испытание, это и есть настоящее бунтарство».

И как бы это ни казалось странным, христианство было бунтом с самого начала. Не случайно римские императоры-язычники преследовали христиан, предавали их пыткам и казням на аренах амфитеатров. Ведь христиане почитали Богом Иисуса Христа, распятого по приказу законного представителя римской власти.

Сейчас, когда яркие рекламные билборды продолжают на все лады кричать – «будь круче», «возьми от жизни все», «выйди за рамки правил», когда модно критиковать все и вся, когда плюнуть на любые авторитеты – это подвиг, сейчас христианство тоже будет бунтарством.

Мы привыкли ненавидеть врагов (а еще лучше, если удастся им отомстить), но Христос говорит в Евангелии: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5, 44). Христос говорит: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1), но как можно не осуждать родственников, друзей, соседей, просто незнакомых людей, правительство (свое ли или чужое)?

Когда завести интрижку на стороне от жены/мужа стало не только нормальным, но и даже модным (семья – это вообще что-то старое и отжившее), Христос говорит: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем» (Мф. 5, 28).

А еще более странные фразы в Евангелии: «Ударившему тебя по щеке подставь и другую» (Лк. 6, 29); «не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться» (Мф. 6, 25); «пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим… и приходи, последуй за Мною, взяв крест» (Мк. 10, 21).

Следовать Христу и жить по Евангелию действительно очень сложно. Хотя бы потому, что Христос взошел на крест и принял смерть. Нам свойственно избегать страданий. Да что там страдания. Даже с самыми обычными – житейскими проблемами – не хочется особенно связываться.

Евангелие можно сравнить с зеркалом. Зеркало помогает нам увидеть себя со стороны и привести себя в порядок. Сколько раз в день мы смотрим на себя в зеркало? Думаю, не один и не два.

А если попробовать столько же раз в день заглядывать в Евангелие? Это и правда сложно. Потому что Христос с евангельских страниц просит каждого из нас изменить себя, заглянуть внутрь, оценить свои поступки и мысли.

Избавиться от всего того, что искажает нашего настоящего человека, созданного по образу и подобию Бога.

Всегда сложно преодолевать себя – прощать обиды, не осуждать, не отвечать злом на зло, считать других лучше себя, осознавать свои недостатки, проявлять терпение. Этому учит нас Евангелие.

С другой стороны, нельзя отрицать и того, что Евангелие может стать для нас довольно сложной книгой, вызывающей множество вопросов. Но Евангелие – это книга, с которой нам нужно вырасти.

Не в смысле – читать ее с самого детства, а духовно расти, снова и снова перечитывая евангельские строки.

«Трудных» мест и правда много. Некоторые из них уже были приведены выше. Я бы хотел постараться объяснить некоторые из них (в будущем цикле статей на страницах«СП» – Ред.). Как священник я часто советую людям читать Евангелие и обращаться с вопросами по «непонятным местам». И по своему опыту могу сказать, что есть ряд своего рода «общих мест», вызывающих сложности.

Но в любом случае, главное — наша решимость. Решимость жить христианской жизнью, которая будет сложной, которая, оказывается, не сводится к свечкам, воде и куличам. Евангелие призвано помочь нам встать на этот сложный и долгий путь, чтобы мы смогли пройти его, держа эту книгу в руках.

Продолжение следует

Фото из открытых источников

Газета «Саратовская панорама» № 30 (1111), 2 августа 2017 г.

Священник Василий Куценко

Источник: https://pravlife.org/ru/content/legko-li-byt-hristianinom

Беседа о том, как христианину жить духовной жизнью в светском мире

Всякий труд, который человек совершает – это настоящая красота. Когда человек трудится, один, второй, сотый человек – это красота, то, для чего Господь его создал. Человек участвует в Божьем творении. Он создан для труда, а не для лени, он должен развивать материальный мир, одухотворять его.

Отдых – это часть ритма духовного. После труда Господь почил в седьмой день. Что же такое отдых для человека? – Восстановление сил в Боге, в молитве, в радости. Как христианин отдыхает? – В молитве, в благодарности Богу, в богоугодных мыслях.

Если вы чтите воскресный день в молитве, молитва продолжается и остальные дни. Если вы седьмой день с Господом провели, вы находитесь в настоящем духовном ритме, и когда вы совершаете труд шести дней, вы совершаете его тоже в молитве, духовно.

Как трудно работать, когда ты уныл и тосклив, и как приятно, когда есть радость и единство с Богом!

Таким образом, лень – это тьма, а активность – это свет. Лень – это даже кромешная тьма. Почему? – Потому что в лени правитель – диавол. Ленивый человек открыл себя диаволу, открыл свою десятку, чтобы диавол попадал в нее своими стрелам.

Все, что ни придет в голову – все работает, всему верится, диавол нас убедит во всем. Когда же человек работает – диавол тоже стреляет в него, но не может попасть, поразить. Диавол следит за нами и не пропустит жертвы. Что такое зло? Если оно не совратит человека ко злу, оно не успокоится.

Он работает над каждым умом, над каждым сердцем. Как? – Сразу обращает наше внимание на ближнего.

Если бы нам удалось разоблачать диавола, работающего в нашем сердце! А как это делать, если лень охватывает? Если есть у нас какой-то недостаток, разве диавол им не воспользуется? Он только этого ждет, и работает над вашей слабостью, чтобы вы никогда по-настоящему с ней не боролись. Успокаивает, притупляет ваше внимание.

Для человека, который успешно трудится и обращается к Богу, очень непросто понять, в чем проблема, пока он не увидит пример духовной жизни. Пример духовной жизни – это первое дело нашей жизни. Пока он не видит этого примера, он считает, что в его жизни все нормально, все в балансе, в большие грехи он не впадает и держится на плаву.

Но он не может ориентировать себя на чисто духовную жизнь, более высокую, по причине тьмы, которая в сердце человека глубоко сидит и не дает ему увидеть свет Христов. Он, конечно, знает, что есть Бог, есть жизнь в Нем, как-то это совершает, но пока не увидит яркости этого света, продолжает пребывать в полумраке.

В этом полумраке большинство людей находится.

Сегодня в нашем мире это особенно актуально. Человек трудится, не впадает в большие грехи, что-то перебарывает, раз в году на Пасху приходит в Церковь, иногда зайдет свечку поставить. Таких большинство. Мрак, который не изгнан из сердца, помогает человеку видеть лишь баланс, как у фарисея, между его жизнью и совестью.

Его жизнь и совесть более-менее согласованы. Но эта согласованность настолько слабенькая и хрупкая, что этому человеку приходится все больше сдаваться перед этим миром. Совесть говорит: нельзя это говорить, нельзя это делать, а мир этот лукавый говорит: а как же быть? Как непросто жить, не подстроившись под этот лукавый мир.

Человек, живя в этом мире, все-таки поступается своей совестью. Иначе, считает, нельзя выжить. Но для христианина это невозможно. Большинство верующих людей все больше отступают перед этим миром.

Проблема не в том, что есть грех, а в том, боремся ли мы с ним, как мы к нему относимся. Например, если мы говорим неправду – значит, служим отцу лжи. Если мы отступаем перед светским миром, он входит в нас.

Если мы говорим неправду и делаем это обычным явлением, диавол хозяйничает в нашей душе, нажимает и на другие рычаги – страсти, удовлетворение себя, а их много!

Когда мы поступаемся в каком-то зле, через это зло диавол действует на другие наши чувства, желания, выискивает, как бы нам подсунуть чего-то сладенького. Одному одно, другому другое.

Читайте также:  Умер человек в квартире, дома, в больнице. констатация смерти. где получить свидетельство о смерти.

Человек, который работает, а духовность поставил на второй план, не очень обеспокоен духовным ростом, обязательно погружается все больше в жизнь, отдаляющуюся от Бога. Если человек как норму принимает ложь, ему очень трудно справиться с другими страстями.

И диавол быстро нажимает на эти рычаги, и человеку уже всего хочется, растут желания – чревоугодие, сребролюбие, прелюбодеяние, гордость, тщеславие…

Человек, который вышел из духовного ритма или не вошел в него, подпадает под очень трудную жизнь во мраке и практически все больше скатывается к страстям и грехам, которых он не допускал раньше. Диавол не будет спокойно смотреть, как он работает, заходит в церковь, а дальше начинает, скажем, вынужденно лгать, или что-то иное. Человек, который не имеет духовного ритма, очень слаб.

Почему наше общество становится все более развращенным? – Потому что человек вне христианской традиции не имеет силы противостоять своим желаниям, которые увеличиваются. Когда человек жил в христианской традиции, было ясно: это можно, это нельзя. Например, блуд.

В христианском обществе такой человек не может прижиться, он идет против традиции, которой живет общество, делает вызов ему.

Сейчас же нет никакой традиции, «свобода», точнее возможность духовного и даже внешнего произвола, хотя государство еще не санкционировало сожительство как нормальную форму жизни.

Мы должны помнить, что в любом случае, если человек далек от духовности, он не будет, хочет он этого, или не хочет, диссонировать с этим обществом, не сможет устоять. Например, грех блуда.

Сказать светскому человеку, что внебрачные отношения запрещены, будет первый вопрос: а как жениться, не увидев, не попробовав? Все перевернуто вверх ногами: для христианина это невозможно, а для светского мира – единственно правильное: ты же должен знать, на ком ты женишься! Если человек не живет духовной жизнью, он не может жить другой жизнью в обществе, которое не живет по Евангелию, он будет жить теми же нормами, которыми живет общество.

Поэтому общество, удаляясь от Евангелия, станет антихристианским. Блуд разъедает верующих, верующие впадают в это, молодежь искушается. Мы не можем уже, живя в современном обществе, не защищаться от него.

Другой пример: в светском мире ложь – нормальное явление. И мы в нашей среде то же самое делаем, т.к. светское общество формирует сознание. Мы должны быть сильнее общества.

Если мы останемся на уровне принятия общества как нормы, оно нас разрушит. Если же мы перейдем на другую позицию, скажем, что мы церковь, имеем противоположные правила, мы себя сохраним.

Но пока четкого разграничения между жизнью Церкви и общества не существует в жизни большинства современных людей, то есть светских.

Вот как важен этот вопрос. Даже в отношении блуда. Это настолько актуально, настолько вопрос срочный, что, действительно, караул надо кричать. Потому что общество учит верующих, что это норма жизни.

Молодежь живет в обществе, которое этим дышит, имеет это в глубине своей, и не может сохранить себя от тлетворного влияния этого общества. Воспитание молодежи должно быть в церкви, в духовной среде.

Мы не можем идентифицировать себя с этим обществом, ни с какой стороны. Потому что иначе верующий примет ложь нормой, блуд — нормой, все грехи – нормой. Материализм, сребролюбие, чревоугодие… Не говоря о славолюбиях, властолюбиях, изощренной гордости и прочем. Грехи множатся роем.

Христианская идентичность должна быть всегда в центре нашего внимания. Если мы живем в обществе, которое не следует Евангелию, мы должны, храня свою христианскую идентичность, быть другими. Не другими внешне, внешне мы не отличаемся, потому что внешность не играет никакой роли.

Конечно, если общество дойдет до какой-то извращенности внешней, мы не будем в этом участвовать. Пока в обществе есть в этом какой-то баланс. Апостолы ничем не отличались от язычников по своей одежде. Они даже языческой одежде дали символы христианские, она стала увековеченной в христианстве. А вот сердце должно быть другим.

Сердце христианина в этом мире должно быть другим.

Христианин в любом мире и в любых обстоятельствах – христианин. Любовь, терпение, смирение, сострадание – смысл его жизни.

И наоборот, человеку этого мира неинтересно в христианском мире, потому что нельзя себя удовлетворить в грехах, нельзя показать свою гордость и надмение. Нельзя даже пожелать чего-то, все закрыто! Что за жизнь? Хоть умри! Почему? – Потому что ад в душе, эгоизм.

Хочет как хочет, и не хочет, как надо. А что такое христианин? – Он все делает, как надо.

Эгоист даже не подозревает, что его интерес настолько низкий и противоестественный, что есть в этой тишине жизни в послушании Богу интенсивность позитивная куда больше, чем его интенсивность греха. В эгоистическом мире действует отрицательная интенсивность, а в Божьем мире – положительная, и куда большая, несравнимая ни с чем, неизреченная.

Диавол во аде не может понять, что он живет отрицательной жизнью. Он имеет цель свою и ею живет. Диавол и темные духи, утвердившись в отрицательном направлении, имеют своей целью противостать Богу, положительной жизни, и не могут по существу принять другое. Но человек, слава Богу, не таков, даже самый страшный, пока он живет, он может покаяться.

Сама жизнь эгоиста и любящего человека противоположны друг другу. Эгоист имеет существо отрицательное, и это существо составляет цель жизни. Он не может не поддаваться этому существу и действует так, как это существо его ведет и подталкивает.

Почему эгоисту очень трудно в жизни праведной? Потому что его существо настроено действовать отрицательно, и человек, который живет эгоизмом, не подозревает, что можно любить и этим насыщать свои души. Он насыщает свою душу интересом греха.

Ему кажется, что если нет интереса греха, то жизнь становится бесцельной, бездейственной, замершей. Это диавол ему подсказывает.  Диавол утвержден в этом, а эгоисту подсказывает: ты живешь, пока обманываешь, пока желаешь того, чего тебе хочется.

Эгоист думает: у меня есть страсть, но если я от нее откажусь – будет пустота. Диавол подсказывает: не будет этой страсти, не будет смысла жизни.

Эгоисту трудно согласиться, что без греха у него будет смысл жизни. Но пока человек жив, он может покаяться и перебороть в себе в эгоизм. Как? – Только видя другой пример жизни.

Например, видит эгоист, что есть рядом христианин, который живет совершенно другой жизнью. И что оказывается? Оказывается, этот эгоист присматривается к христианину, не таков ли он, как он сам, эгоист.

И если он находит что-нибудь у верующего такое же, как у него, он успокаивается: все ложь! Поэтому верующий должен быть на этом фоне тьмы эгоиста настоящим светом. Он должен показать эгоисту, что есть другая жизнь, что грех, который ему подсказывает бессмысленность жизни духовной – это ложь.

Верующий человек, живущий в эгоистическом мире, понимает, что эгоистический мир не знает ничего, кроме тьмы греха.

Верующий человек должен стремиться жить и светить светом Христовым в эгоистическом обществе, следуя Евангелию своим сердцем. Он должен носить Евангелие в сердце своем. Это значит, что он должен видеть и должен понимать, как живет мир, как он его искушает, и перебарывать в себе это искушение.

Это уже будет свет Христов. Когда мы стараемся в нашей жизни соответствовать Евангелию, она становится действительно неземной. Но следование Евангелию должно быть в глубине нашего сердца, искреннее и прямое. Мы действительно должны быть открыты своей любовью к ближнему, и никогда не закрываться.

Вы не думайте, что если мы начнем что-то искусственно делать, у нас что-то получится. Мы все разрушим, п.ч. эту искусственность увидит эгоист. Его может поразить только Евангелие. Только человек, подставляющий другую щеку.

Ничего другое ему ничего не будет говорить, потому что он во мраке, ничего другое не видно, потому что оно не является светом. Светом является Евангелие, его прямое исполнение: сказано не суди – значит все.

Сказано любить врагов – что бы мне враг ни делал, мы должны его любить. Сказано быть нищим духом, сказано искать Царствия Небесного и правды его прежде всего, а остальное приложится – делать так.

Сказано блаженни плачущии – есть вопрос? Сказано блаженни алчущии и жаждущие правды, сказано блаженни милостивии, сказано блаженни миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся?…

Когда мы исполняем Евангелие, что значит это в нашей жизни? – Возрастание в любви. А что такое любовь? – Это самая интенсивная жизнь в Боге. Эгоист видит эту интенсивную жизнь, он не может понять: у меня интенсивная жизнь, но оказывается, у него не меньше интенсивная жизнь.

Он может собой пожертвовать, отказаться от своего, поделиться с другим, он о себе не думает, он ближнему помогает.

Как он так может? Я все делаю, и не могу насытиться ничем, а он сидит с больными, еще куда-то побежал, там помогает, радуется, времени, говорит, нет, туда, туда не успевает, такой радостный! У него такая интенсивная жизнь, а он еще и радостный, улыбается все время! Перед ним искушения – а он на них даже не смотрит, или в упор смотрит на них и говорит: это не надо мне! Я это беру, насыщаюсь этим, не могу насытиться, а он этого же не берет, без этого же и рад чем-то! Чем он рад? Никогда не печалится, никакого слова не скажет плохого, все для ближнего! Я стараюсь обмануть ближнего, покрутить им, а у меня никакой радости нет!

Самое главное для свидетельства – это добродетельная жизнь ваша, если вы не разозлитесь, все перетерпите. Наша цель – любовь, мы от нее никуда не денемся, мы должны идти к ней, обретать ее, утверждаться в ней.

Благость нашего сердца – яркий свет. Мы идем к этому.

Даже неинтересно жить, если мы не посветим эгоисту, который кричит: что за жизнь? Нам деваться некуда, мы должны светить, но не тьмой своих страстей, а усилием перебороть себя.

Как стать в глазах эгоиста любящим? Очень просто. Двадцать четыре часа в сутки прилагать усилия бороться со своим эгоизмом. Это, прежде всего, Господь видит, и эгоист видит. И верующий помнит, что его ждет. Мы сегодня рассуждали и читали о Страшном Суде. Кто такой христианин? Всю свою жизнь стоит на Страшном Суде. Ближнему служу.

А все остальное Святой Дух дает. Радость, цель жизни, удовлетворение жизнью. Когда мы прилагаем усилия – Дух Святой действует. А если не прилагаем – некому их приложить. Лень матушка. Лень – это гниение, разлагающееся тело. Конец, ты никому не нужен. А мы должны благоухать добродетелями, любовью, усердием.

Давайте будем стараться приблизиться к этому идеалу.

Что такое духовный ритм? – Любовь в центре духовного ритма. Когда мы мысленно стоим на Страшном Суде – попробуй, разленись! Сразу входим в покаяние, слезы, молитву, и не успокоимся, пока не избавимся от греха, пока не удовлетворим совесть и Божью волю.

Наше усердие в духовной жизни – это самый эффективный путь борьбы с грехом. Если мы не усердны – царствует грех. А если мы усердны, прилагаем усилия, стараемся, грех все меньше и меньше овладевает нашим сердцем. Мы должны беречь духовный ритм нашей жизни.

Наша жизнь должна быть обустроена духовно во всех отношениях. Мы не должны приспосабливаться в этом мире. Иначе мы будем терять свою христианскую идентичность. Христианин не может приспосабливаться там, где грех в открытую становится нормой жизни.

Какое у нас может быть перемирие с врагом? А мы как бы садимся с ним за стол переговоров и подписываем договор о сотрудничестве. Мы уже не соль земли, а обуявшая соль, которая никому не нужна, и которую выбрасывают. Договориться с грехом – потерять соль, не быть светом.

Омрачить свет, ничего не видеть. Так же как стекло фар забрызгается грязью – ничего не видно: светит там, или не светит.

Это – образ нашей договоренности с грешным миром. Если мы сообразуемся с миром сим, мы уже не христиане. Христиане — не от мира сего. Христианин, устраивающийся на этой земле – это абсурд.

Он должен устраивать на этой земле Царствие Небесное, а он сам устраивается, и хочет устроить своих детей в этом грешном мире, и получает от них духовную дулю, потому что дети, воспитанные по-мирски, сами начинают потом «устраивать» своих родителей.

Христианин должен жить по-евангельски в этом эгоистическом мире, а не устраиваться в нем. Если вы хотите своих детей во тьме устроить – они будут во тьме. А если вы хотите их сделать светлыми, ангельскими – они будут светить.

Источник: http://milano.cerkov.ru/2014/02/24/beseda-o-tom-kak-xristianinu-zhit-duxovnoj-zhiznyu-v-svetskom-mire/

Ссылка на основную публикацию