Истории о переживании смерти близких

Как пережить смерть близкого человека

В самом начале хочется сказать о том, что в нашем современном обществе не выработано здоровое и адекватное отношение к смерти человека. Пожалуй, о ней говорят, если умер пожилой человек. Есть смерть случается с людьми среднего возраста, о ней говорят реже и тише. И, конечно, когда горе застало маленького ребенка, об этом чаще молчат. С чем это связано?

Во-первых, у каждого человека есть страх относительно его собственной смерти. Явление это не поддающееся контролю, вызывающее много чувств, тревоги и переживаний. Поэтому иногда человеку проще закрыться от темы смерти, чем думать или говорить о ней. Здесь может работать магическое мышление: если я не буду с этим соприкасаться, со мной или с моими близкими этого не случится.

Во-вторых, в нашей культуре нет конкретного механизма, как вести себя, если у близкого нам человека кто-то умер. Есть похороны, поминки, поминальные дни. На них люди плачут, едят и выпивают. И часто мы сталкиваемся с проблемой, когда не знаем, что сказать или как себя вести в случае трагедии у наших знакомых. Обычно звучит фраза: «Примите наши соболезнования».

В-третьих, тем, в чьей семье случилось горе, не всегда понятно, как себя вести с людьми. Говорить ли о своей беде, кому сообщать? Люди могут выбирать две линии поведения.

Одна из них — закрыться, уйти в себя, переживать горе в одиночестве.

Вторая — игнорировать чувства и перевести все на уровень интеллекта: здесь могут встречаться объяснения о том, что умерший сейчас находится на том свете, что ему хорошо, что все произошло не просто так.

Иногда случается так, что человек не может пережить горе и «застревает» в нем. Это называется «осложненный симптом потери», они бывают нескольких форм:

  1. Хроническое горе. Человек не может принять, что близкого больше нет. Даже спустя годы реакция на воспоминания бывает очень острой. Допустим, женщина не может выйти снова замуж, если потеряла супруга даже более нескольких лет назад, везде стоят его фото. Человек не выходит в реальную жизнь, живет воспоминаниями.
  2. Преувеличенное горе. В данной ситуации человек может усиливать чувство вины, преувеличивать его. Так может случиться при потере ребенка: женщина сильно винит себя, соответственно, эмоционально сильно привязывается к смерти.
  3. Маскированное или подавленное горе. Человек не показывает своих переживаний, сам не ощущает их. Обычно такое подавление выливается в психосоматические заболевания, в том числе головные боли.
  4. Неожиданное горе. Как говорится, когда ничего не предвещало беды. Внезапность смерти близкого человека провоцирует невозможность принятия, обостряет самообвинения, усугубляет депрессию.
  5. Откладываемое горе. Человек как будто откладывает на время прохождение по стадиям утраты, отключает или блокирует свои чувства. Это не значит, что он справился с ситуацией.
  6. Отсутствующее горе. Человек отрицает потерю, находится в состоянии шока.

На самом деле психологи уже давно описали здоровые стадии проживания утраты или острого горя. У каждого человека их длительность и интенсивность индивидуальна. Кто-то может застрять на одной из стадий либо ходить по кругу.

Но в любом случае зная этапы переживания горя, можно помочь себе действительно отгоревать по человеку, которого вы больше никогда не увидите. Существует две классификации в описании того, что происходит с человеком, пережившим потерю.

Я предлагаю рассмотреть обе.

Стадии переживания горя

Первая классификация

1. Отрицание. Человеку сложно поверить в случившееся. Он как будто отрицает то, что произошло.

Обычно стадия сопровождается такими фразами: «Этого не может быть», «Я не верю», «Он еще дышит». Человек может сам пытаться прощупать пульс, ему кажется, что врачи могут заблуждаться.

И даже если он уже увидел умершего, внутри может быть ощущение, как будто смерть не случилась.

Что делать: раньше была хорошая традиция, когда умерший человек находился 3 дня дома — это помогало осознать, что произошло. Сейчас прощающиеся подходят к гробу, целуют покойного в лоб — это очень важное действие. Так человек чувствует, что действительно близкий умер.

Можно положить руку на лоб, на тело, почувствовать и ощутить холод. Если вы не видели тело умершего, не видели похорон, тогда стадия отрицания может задержаться. Вы будете понимать, что человек умер, но на уровне чувств присутствует ощущение, что он жив.

Поэтому сложнее принять смерть, когда близкий пропал без вести или не было похорон.

2. Злость. У человека возникает агрессия. И здесь все зависит от причин смерти. Он может обвинять врачей, Бога, судьбу, обстоятельства. А также себя, что, допустим, сделал что-то не так.

Может обвинять самого умершего, что тот был не аккуратен или не следил за здоровьем. Злость может быть направлена на других родственников.

Здесь встречаются такие фразы: «Я не могу этого принять!», «Это несправедливо!»

Что делать: важно понять, что злость — это нормальная реакция. Базовая эмоция, которая связана с потерей. Важно отреагировать. Злитесь, обсуждайте свою злость, пишите ее на бумаге. Разделяйте чувства и поступки. Да, вы имеете право злиться, сейчас очень больно, процесс переживания утраты проходит по своим закономерным стадиям. Все люди проходят их.

3. Торги. На этой стадии человеку кажется, что он мог изменить что-то в сложившейся ситуации. Выглядит это примерно так: «Если бы я больше уделяла времени своей матери, она бы могла прожить дольше». В случае с потерей близкого человек уходит в свои фантазии и пытается как будто договориться с Богом или судьбой.

Что делать: дайте своему сознанию немного проиграть эти сценарии. Пока еще нашей психике очень сложно принять изменения, сложно осознать, что дорогого человека больше никогда не будет рядом. Главное — вовремя остановиться, не уйти в секту. Помните случаи мошенничества с воскрешениями солдат?

4. Депрессия. Обычно здесь человек чувствует себя несчастным, говорит: «Все бессмысленно». Депрессия может выражаться в разной форме. Очень важно относиться к себе бережно и своевременно обратиться за помощью.

Люди жалуются на плохое настроение, подавленное состояние, отсутствие энергии. Потому что перемены неизбежны. Нам придется строить свою жизнь по-новому. Человек осознал, что произошло, злился, пытался торговаться.

Теперь он понимает, что действительно ничего невозможно изменить.

Что делать: ни в коем случае нельзя оставаться одному, обязательно приглашать к себе друзей, близких, просить, чтобы позаботились, дали побыть в себе, поплакать вдоволь, переживать. Это нормально. Сейчас действительно важно время.

5. Принятие. Когда человек действительно прошел все предыдущие стадии, теперь есть шанс, что он примет смерть. Смирится с тем, что произошло, согласится и начнет строить свою жизнь по-новому. Безусловно, он будет вспоминать близкого, плакать, грустить, скучать, но все с меньшей интенсивностью.

Что делать: быть благодарным себе за то, что нашли в себе силы честно пережить горе. Смерть — это неизбежность, с которой мы рано или поздно сталкиваемся.

Да, близкого человека нам будет не хватать, но теперь мы смотрим на ситуацию взрослыми глазами. Важно отметить, что первые 4 стадии не гарантируют перехода к принятию и интеграции опыта.

Человек может ходить по кругу либо возвращаться к тому или иному этапу. Только стадия принятия свидетельствует о том, что горе пережито.

Вторая классификация

Наверняка вы знаете, что обычно человека хоронят на третий день после смерти. Затем собираются на 9-ый, 40-ой день, полгода и год. Такие даты выбраны неслучайно, именно такие временные рамки позволяют постепенно прийти к принятию ситуации.

9 дней. Обычно человек еще не может осознать до конца, что произошло. Тактики тут, чаще всего, две. Либо уход в себя, либо чрезмерная активность в подготовке похорон. Самое важное в этот период — действительно попрощаться с умершем. Плакать, рыдать, разговаривать с другими людьми.

40 дней. На этой стадии горюющий человек все еще не может принять случившегося, плачет, ему снится покойный.

Полгода. Постепенно происходит процесс принятия. Горе как будто «накатывает», и это нормально.

Год. Происходит постепенно принятие ситуации.

Как помочь себе пережить потерю близкого человека

  1. Выплакаться. Неважно, женщина вы или мужчина. Хорошенько поплакать и делать это регулярно, пока есть такая потребность, очень важно. Чтобы чувства нашли выход. Если желания плакать нет, можно посмотреть грустный фильм, послушать грустную музыку.
  2. Поговорить с кем-либо. Обсуждайте свое горе столько, сколько это необходимо.

    Пусть вы и рассказываете одно и то же уже десятому знакомому — не имеет значения, так вы перерабатываете ситуацию.

  3. Заняться своей жизнью. Очень важно дать себе возможность горевать, но не отключайтесь от жизни — очень поэтапно, день за днем. Прибрать стол, сварить суп, выйти погулять, оплатить счета. Это заземляет и помогает остаться на ногах.
  4. Соблюдать режим.

    Когда у вас есть регулярные дела, это также помогает вашей психике быть более спокойной.

  5. Писать письма умершему. Если у вас есть чувство вины или другие сильные чувства к умершему, напишите ему письмо. Вы его можете опустить без адреса в почтовый ящик, отнести на могилу либо сжечь, как вам больше нравится. Его можно кому-то зачитать.

    Важно помнить, что человек умер, а вы остались, позаботиться о своих чувствах.

  6. Обратиться к специалисту. Безусловно, бывают ситуации, когда самостоятельно и даже с помощью близких пережить ситуацию сложно, и вам поможет специалист. Не бойтесь обратиться к психологу.
  7. Заботиться о себе. Жизнь продолжается. Не отказывайте себе в простых радостях.
  8. Ставьте цели.

    Вам важно понимать связь с будущем, поэтому займитесь планированием. Намечайте ближайшие цели и начинайте их реализовывать.

Что сказать детям?

Очень важно не врать ребенку. Малыш имеет право знать о смерти близкого человека. Психологи здесь расходятся во мнениях, брать ли с собой ребенка на похороны.

Некоторые дети могут негативно воспринять процесс закапывания в землю. Поэтому важно, чтобы рядом с детьми находился эмоционально стабильный человек.

Если у ребенка умирают мать или отец, обязательно должна быть процедура прощания.

Важно не говорить ребенку про маму, которая смотрит с облаков. Это может добавить тревожности к происходящему. Помогите ребенку выплакать боль, пережить ситуацию. Каждый конкретный случай уникален, поэтому лучше обратиться к детскому психологу, который поможет в переживании травмы.

Источник: https://1000sovetov.ru/article_kak-perezhit-smert-blizkogo-cheloveka

Как пережить смерть близкого? (1 часть)

Прошедший, 2015 год был, к сожалению, «богат» на трагедии большого масштаба.

Когда происходят такие события, как катастрофа или теракт, смерть может оказаться совсем рядом и затронуть сразу многих людей в ограниченном пространстве и в короткое время.

У кого-то умер близкий человек, член семьи, у кого-то ушел хороший друг или подруга, приятель, кто-то потерял доброго соседа…

Но смерть сопровождает жизнь человека не только тогда, когда происходят крушения и катастрофы. И это всегда внезапное событие, к которому не возможно полностью подготовиться, даже если умерший перед этим долго болел.

Как пережить смерть близкого, как найти в себе силы жить после тяжелой потери? Об этом наша статья, и адресована она в первую очередь тем, кто сам недавно столкнулся с непоправимой бедой. Мы поговорим о том, что является частью нормального процесса горевания, а на какие психологические симптомы надо обратить внимание.

Горе – это процесс, имеющий определенные стадии. Для заживления душевных ран, как и телесных, требуется время. И важно этот процесс не прерывать, помня о том, что само по себе горевание – это, по сути, исцеление. Конечно, каждый человек переживает горе по-своему, но все же есть некоторые закономерности этого процесса, общие для большинства людей.

«Нет!»

Именно это слово непроизвольно вырывается у большинства людей в ответ на трагические известия. Умер близкий человек? – Нет, не может быть, не должно так быть! Мы же только на днях общались, шутили, ссорились-мирились, обсуждали общих знакомых, строили планы на будущее…

Психика человека протестует против вторжения таких новостей и защищается. Потому что эти новости угрожают картине мира человека. И чем большее место в этой картине мира занимал умерший, тем сильнее угроза ее разрушения и тем тяжелее будет потеря.

Поэтому для первых нескольких дней после трагедии нормально состояние оглушенности, притупленности эмоций. Не покидает ощущение нереальности происходящего, людям может казаться, что всё это творится не с ними.

Вот-вот произойдет нечто – раздастся звонок, и скажут, что произошла ошибка, придут другие новости, опровергающие предыдущие, или выяснится, что кто-то что-то перепутал – и этот кошмар кончится.

И все будет по-прежнему…

При этом внешне человек может совсем не выглядеть «замороженным». Он может выражать самые разные эмоции и развивать энергичную деятельность. Скорбные хлопоты, связанные с опознанием, погребением и соблюдением ритуалов, тоже частично отвлекают от сосредоточения на тяжелых мыслях. Поэтому полное осознание непоправимости событий, скорее всего, придет только через несколько дней.

Самое важное в этот период – стараться не оставаться одному. Можно ни с кем не говорить, если не хочется, но лучше, если рядом с вами все время кто-то будет.

Старайтесь также давать выход чувствам, если они прорываются, не сдерживайте слез. Слова «не раскисать» и «взять себя в руки» сейчас совсем не уместны и не про вас.

Если у кого-то умер близкий человек, то горюющий имеет полное право быть «не в форме».

Острое горе

Но вот прошли похороны, прошли первые поминки – на 3 и 9 день (в других культурах это могут быть другие, но похожие даты), разъехались друзья и родственники, которых на короткое время снова собрала вместе скорбь. Ближайшие родные и друзья покойных остаются уже лицом к лицу с горем – каждый со своим.

И наступает период наибольшей скорби, которая временами кажется невыносимой. Помимо боли утраты, могут возникать острое одиночество, чувство покинутости, изоляции.

Могут возникать досада и даже злость на близких, что они «не понимают» всей глубины вашего горя. Отчасти это правда, потому что умерший в жизни каждого человека играл свою роль, занимал свое место в картине мира.

Потеря супруга или супруги переживается не так, как потеря родителя. И, конечно, ни с чем нельзя сравнить потерю ребенка.

Гнев может возникать даже на самого покойного, особенно если отношения с ним были не простыми и не однозначными. Он пугает самим своим появлением из-за культурного запрета – «о покойниках либо хорошо, либо ничего».

Обратная сторона гнева – чувство вины – также частый «гость» в этот период. Вспоминаются все собственные промахи, все резкие слова, сказанные в досаде или усталости. Кажется, что что-то упущено, что-то важное недосказано, а что-то можно было исправить. Что можно было уделять больше внимания близкому, больше проводить времени вместе.

Наконец, в период острого горя часто возникают и телесные симптомы – тяжесть в груди, вплоть до ощущения нехватки воздуха, перебои в сердечно-сосудистой системе, слабость, разбитость, нарушения сна и питания. Не стоит пугаться этих симптомов – такова реакция организма на тяжелый стресс.

Какими бы тяжелыми порой ни были сами все эти чувства и их сила, помните, что это всё «нормальная реакция на ненормальные события». Глубина вашей скорби – это мера вашей любви к покинувшему вас человеку.

Как пережить смерть близкого?

Что же делать со всеми этими чувствами, с болью и тоской, гневом и чувством вины? От этого порой хочется убежать, или как-то «отключить» свои переживания, чтобы не было так больно и пусто в душе.

К сожалению, трагическая история нашей страны последнего столетия способствовала утрате культуры переживания горя, потери. А между тем есть хорошее слово – «оплакивать», которое содержит в себе ответ на вопрос: «как пережить смерть близкого?». Оно означает, что ваша потеря должна быть оплакана.

Плач, рыдания это естественный, данный природой механизм разрядки чувств, связанных со скорбью. Но часто люди не позволяют себе проявить свои чувства. Особенно силен в нашей культуре запрет на плач и слезы у мужчин. Доводилось встречать людей (обоего пола, впрочем), годами не позволявших себе расплакаться от горя, заморозивших свою душевную боль, которая так и оставалась комом в груди.

От таких людей можно услышать: «Но ведь что же это получится? Я буду просто сидеть и плакать?!.», или: «Я боюсь, что, если заплачу, то это никогда не закончится». – Да, дорогие мои. Иногда все, что нужно, это сесть и поплакать.

Не бойтесь, это не будет длиться вечно. Вряд ли вы проплачете подряд дольше 15-20 минут, а потом ваш организм сам позаботится о том, чтобы плач закончился. Не прерывайте этот процесс. И пусть вас не пугает, что в первые дни и недели после потери приступы горя будут частыми, а значит, что время от времени вам захочется прервать свои дела и всплакнуть. Позвольте себе это.

Что еще можно посоветовать? Если у вас есть хорошие друзья, которые готовы побыть с вами, попросите их чаще навещать вас. Не надо стесняться «нагружать других своими проблемами» — придет время, и вы сможете тоже сделать что-то для ваших друзей, а сейчас вам надо принимать помощь и поддержку, вы имеете на это полное право.

Для многих людей в остром горе настоящим спасением становятся телефоны доверия. Чувства пустоты и одиночества обостряются вечером и ночью.

А если к ним прибавится бессонница, то самым тяжелым временем суток будут два-три часа ночи. Мало кто из друзей готов побыть с вами рядом в такое время.

Но ведь бывает так нужно почувствовать присутствие другого человека, пусть даже и на расстоянии. Консультант выслушает вас, не будет вас останавливать, если вам захочется плакать, не будет осуждать вас за те чувства, которые могут быть не поняты вашими близкими…

Продолжение следует.

Источник: https://ZerkaloDushi.org/kak-perejit-smert-blizkogo/

А что на том свете? 7 жутких историй от людей, которые пережили клиническую смерть

В 2013 году на популярном форуме Reddit был задан вопрос: если вам довелось пережить клиническую смерть, что вы помните?

Ответов набралось около четырёх тысяч. Мы выбрали несколько самых интересных историй.

1

У моего тренера по футболу прямо на поле случился инфаркт, и он 15 минут пробыл мёртвым

Когда его спросили, что он помнит о смерти, он ответил, что помнит «полнейшее ничто». У него не было амнезии — просто, по его словам, он был в абсолютной пустоте.

Он сказал, что это был самый спокойный момент в его жизни. Наверное, смерть напоминает фильм «Начало» — когда ты сам выстраиваешь мир вокруг себя.

2

Когда мне было 8 лет, я катался на газонокосилке, и попал шнурком в мотор

Я упал под газонокосилку, которая разорвала мне кожу, вырвав толстую и тонкую кишки, пробив правое лёгкое, сломав позвоночник в двух местах и уничтожив правую почку.

Я помню момент удара, дальше — темнота. Я ничего не видел, не мог ни шевелиться, ни говорить. Боли тоже не было.

Когда я пришёл в себя, я лежал на столе, а вокруг стояли незнакомые люди в белом. Рядом с ними стояла моя бабушка, которая умерла, когда мне было 3. Люди оживляли моё сердце с помощью маленьких электродов, а бабушка успокаивала меня и говорила, что всё будет хорошо.

Вдруг я очнулся — уже зашитый и подлатанный. Родители сказали, что я умер трижды. Первый раз — на 5 минут. Второй раз — на 12 с небольшим.

Но самым поразительным был третий раз. Моё сердце остановилось на 20 минут. Врачи думали, что мне конец, но родители велели им продолжать давать разряд.

Врачи сказали, что с вероятностью 98% у меня будут необратимые повреждения мозга. Сейчас мне 25, и я полностью здоров.

3

Когда мне было 15 лет, мой дядя-шизофреник пырнул меня в живот кухонным ножом. Я пытался доползти до телефона и вызвать скорую, но вырубился на полпути

Я помню ощущение, будто я покидаю тёмную комнату и выхожу на солнце. Паника прошла, и меня охватило чувство чистого покоя. Я парил над садом, в котором все растения источали свет, а надо мной была огромная бесформенная масса всех возможных цветов, в том числе таких, которых я никогда не видел и не смогу описать.

Эта масса казалась мне знакомой, будто я был частью её, она манила меня и наполняла чистым экстазом и пониманием. Потом человек, очень похожий на Сна из комиксов «Песочный человек» (которыми я тогда зачитывался), появился в саду и сказал, что я пока не могу вернуться домой, потому что время ещё не пришло.

Я начал рыдать, но при этом у меня было ощущение полного понимания, как будто я понимал, что надо вернуться, хоть и не хочется. Этот человек со слезами на глазах взял меня за руку и проводил обратно в моё тело, которое лежало в скорой помощи (брат нашёл меня и позвонил 911).

4

Когда моей тёте было 18 лет, она однажды потеряла сознание во время эпилептического приступа. Рядом никого не было

Потом моя бабушка нашла её, и врачам удалось её откачать.

Тётя рассказывала, что была в очень светлом и спокойном коридоре. Она бесцельно ходила по нему, пока не нашла в конце массивную закрытую дверь.

Тётя изо всех сил пыталась открыть её: стучала, тянула, даже ногами била. Но ничего не вышло.

Когда она обернулась, то увидела, что коридор превратился в реанимацию. Она лежала на каталке, а врачи и медсёстры возвращали её к жизни. Она бросила дверь, развернулась и вошла в своё тело.

Она умерла в возрасте 42 лет. Нам нравится думать, что дверь наконец-то открылась ей.

5

Отец рассказывал, что произошло с ним во время операции на открытом сердце

Врачам пришлось остановить его сердце на 20–30 минут, пока они вставляли туда механический клапан. В то время ему было 20 с лишним лет, и он делал много такого, чего сейчас стыдится.

Папа говорит, что после «смерти» оказался в очень тёмном месте. Он начал прогуливаться туда-сюда, и везде натыкался на жутких деформированных людей, которые на него орали. Он в ужасе забился в уголок и спрятался.

И вот эти монстры уже обступили его, как тут он увидел над собой покойную бабушку. Она протянула к нему руку и схватила его. В следующий миг он очнулся в больнице.

Отец уверен, что это был ад. Не знаю, так это или нет, но это убедило папу изменить свою жизнь. Он стал верующим и вернулся в семью.

6

Мой тесть был в больнице, и у него произошла остановка сердца. Он умер, но его реанимировали

Потом он раз за разом упоминал операцию на сердце. Наконец моя жена говорит: «Пап, тебе не делали операцию на сердце».

А он отвечает: «Делали. Я помню, как моё сердце проткнули бриллиантовым скипетром, и оно заработало».

Не знаю, что он имел в виду. Через несколько дней он умер, так что уже не расскажет.

7. Справедливости ради, надо отметить, что большинство выживших помнят только пустоту или темноту, как в этой истории:

Год назад я повесился на собачьем поводке…

Всё, что я помню про «Великую Пустоту» (как я называют это на терапевтических встречах), — это ничто. Это трудно описать, но лучшее слово — вакуум. Там нет ни темноты, ни тебя, ничего.

Это такое полное отсутствие чего-либо, что его даже нельзя назвать пустотой, потому что пустота предполагает возможность наполнения. Даже осознать его существование трудно, потому что его и воспринять-то толком невозможно.

Для меня клиническая смерть — это было заглянуть в этот вакуум, но не войти в него. Во мне оставалось достаточно жизни, чтобы знать о нём, и недостаточно смерти, чтобы полностью в нём раствориться.

Мой любознательный сосед увидел меня через окно, разбил его и перерезал поводок. Я провисел 10 минут и 3 дня пролежал в отключке. С тех пор моя жизнь полностью изменилась, но меня до сих пор преследует страх Великой Пустоты — ведь однажды я всё же предстану перед ней и проиграю.

А чтобы не оставлять вас с тяжёлыми мыслями, напоследок приведёт самый удачный комментарий:

А вы слышали о клинической смерти? Возможно, даже знаете кого-то, кто её пережил?

источник

Источник: https://my-fly.ru/blog/43665643715/next

«Семь привкусов смерти»: что помнят люди, пережившие клиническую смерть

Свет и туннель — довольно популярное восприятие смерти, но, как обнаружила Рэйчел Ньювер, в отчетах можно найти много других странных переживаний.

В 2011 году мистер, А, 57-летний социальный работник из Англии, был доставлен в больницу общего профиля Саутгемптона после сердечного приступа на работе.

Медики как раз вводили ему паховый катетер, когда его сердце остановилось. Мозг перестал получать кислород, и мистер, А умер.

Рэйчел Ньювер

Несмотря на это, он помнит, что произошло дальше. Медики применили автоматизированный внешний дефибриллятор, чтобы попытаться возобновить работу сердца. Мистер, А слышал механический голос, два раза сказавший: «Разряд».

Между этими словами он поднял голову и увидел странную женщину, которая манила его к себе из угла комнаты, под потолком. Он присоединился к ней, оставив свое тело.

«Я чувствовал, что она знала меня и что я могу доверять ей, и я знал, что она была там по какой то причине, но не знал, по какой именно, — позже вспоминал мистер, А, — в следующую секунду я уже был около нее и смотрел на самого себя сверху вниз, видел медсестру и еще одного человека, с лысиной».

Больничные записи позже подтвердили слова мистера А. Описания мистером, А людей в комнате и тех, кого он не видел до того как потерял сознание, и их действий были также точны. Он описывал события, которые произошли в течение трех минут после своей клинической смерти, о которых, согласно нашим знаниям о биологии, он не должен был иметь ни малейшего понятия.

История мистера, А, описанная в журнале «Реаниматология» — одна из многих, в которых люди делятся своим предсмертным опытом. До сих пор исследователи не предполагали, что, когда сердце перестает биться и прекращает подачу крови к мозгу, сознание гаснет не сразу.

В это время человек фактически мертв — хотя как только мы узнаём больше о смерти, то начинаем понимать, что в некоторых случаях смерть может быть обратимой. В течение многих лет те, кто вернулся из этого непостижимого состояния, делились воспоминаниями об этом событии.

Врачи в основном не принимали во внимание эти рассказы, считая их плодом галлюцинаций.

Исследователи до сих пор неохотно углубляются в изучение клинической смерти, в основном потому что им приходится изучать что-то, находящееся за пределами досягаемости научного исследования.

Сэм Парниа

Но Сэм Парниа, врач-реаниматолог и руководитель исследований в области реанимации медицинской школы Нью-Йоркского университета, вместе с коллегами из 17 учреждений в США и Великобритании захотел покончить с предположениями о том, что люди испытывают или не испытывают на смертном одре. Это возможно, считает он, если собрать научные данные о последних минутах жизни. В течение четырех лет он и его коллеги анализировали информацию о более чем 2000 пациентах, переживших остановку сердца.

Парниа и его коллеги смогли взять интервью у 101 из них. «Цель в том, чтобы попытаться в первую очередь понять их психологический опыт смерти, — говорит Парниа, — и потом, если есть люди, которые утверждают, что помнят свои ощущения после смерти, мы должны определить, действительно ли это так».

Семь привкусов смерти

Оказалось, что мистер, А не единственный пациент, который смог что-то вспомнить о своей смерти. Почти 50% участников исследования тоже что-то вспомнили, но в отличие от мистера, А и еще одной женщины, чьи приключения вне тела можно было проверить, воспоминания других пациентов не имели отношения к реальным событиям, происходившим во время их смерти.

Вместо этого они рассказывали сказочные или галлюцинаторные истории, которые Парниа и его соавторы классифицируют по семи основным темам. «Большинство из них не были последовательны в описании того, что называется опытом близкой смерти, — говорит Парниа, — похоже, психическое переживание смерти гораздо шире, чем предполагалось ранее».

Вот эти семь тем:

  • Страх
  • Животные или растения
  • Яркий свет
  • Насилие и преследование
  • Дежавю
  • Семья

Описание событий после остановки сердца

Эти психические переживания находятся в диапазоне от страха до блаженства. Были те, кто сообщили, что чувствуют страх или страдают от преследований.

«Я должен был пройти через церемонию… и на церемонии меня сожгли, — рассказал один пациент, — вместе со мной было четыре человека, и в зависимости от того, кто солгал, а кто сказал правду, — тот умирал или возвращался к жизни… Я видел мужчин в гробах, похороненных в вертикальном положении». Еще он вспомнил, как его «утащили в глубину».

Другие, однако, испытали противоположные ощущения, а 22% сообщили об ощущении «умиротворения и спокойствия». Некоторые видели живых существ: «Все растения, без цветов» или «Львов и тигров»; в то время как другие грелись в лучах яркого света или воссоединились с семьей.

Некоторые из них сообщили о сильном ощущении дежавю: «Я знал, что люди собирались сделать, прежде чем они это делали».

Обостренные чувства, искаженное восприятие течения времени и чувство отключения от тела также были среди тех ощущений, о которых сообщали пережившие клиническую смерть.

«Совершенно ясно, что люди что-то ощущают в то время, когда они мертвы», — говорит Парниа и утверждает, что люди на самом деле предпочитают интерпретировать эти переживания в зависимости от их окружения и существующих верований.

Кто-то, проживший в Индии, может вернуться из мертвых и рассказать, что он видел Кришну, в то время как кто-нибудь на Среднем Западе США может испытать то же самое, но будет утверждать, что видел Бога.

«Если на Среднем Западе отец говорит ребенку: «Когда мы умрём, вы увидим Иисуса, и он будет полон любви и сострадания «, то ребенок, конечно, это и увидит, — говорит Парниа, — а вернувшись с того света, скажет: „О папа, ты прав, я определенно видел Иисуса!“ Было бы справедливым признать, что это действительно так. Вы не знаете, что такое Бог. Я не знаю, что такое Бог. Ну кроме того, что это человек с белой бородой, как его обычно изображают».

«Все эти вещи: душа, рай и ад — я понятия не имею, что они означают, и есть, вероятно, тысячи и тысячи толкований, основанных на том, где ты родился и что тебя окружает, — продолжает он. — Важно перейти из области религиозных учений к объективности».

Общие случаи

До сих пор командой ученых не выявлено никаких закономерностей в воспоминаниях вернувшихся с того света. Нет и объяснений, почему некоторые люди испытывают страх, в то время как другие сообщают об эйфории. Парниа также указывает на то, что все большее число людей испытывают клиническую смерть.

У многих людей воспоминания почти наверняка вызваны отеком головного мозга, который происходит после остановки сердца, или сильными седативными препаратами, введенными пациентам в больницах. Даже если люди явно не помнят свою смерть, это, однако, может влиять на них на подсознательном уровне.

Некоторые перестают бояться смерти и начинают альтруистически относиться к людям, в то время как у других развивается посттравматическое стрессовое расстройство.

Парниа и его коллеги уже планируют следующие исследования, чтобы попытаться разрешить некоторые из этих вопросов. Они также надеются, что их работа поможет расширить традиционные понятия о смерти.

Они думают, что смерть следует рассматривать в качестве предмета исследования — так же как и любые другие предметы или явления.

«Любой человек, мыслящий объективно, согласится, что дальнейшие исследования в этой области необходимы — говорит Парниа, — и у нас есть средства и технологии. Пришло время сделать это».

Источник: https://www.factroom.ru/obshchestvo/what-its-really-like-to-die

Как пережить смерть близкого человека

Четыре шага, которые помогут справиться с утратой.

Сложно не согласиться с высказанной в эпиграфе мыслью философа, что ничто не устранит тяжелого воздействия такой трагедии, как потеря близкого человека. Но человеку, который переживает такое сильное потрясение, можно помочь.

Психолог Дж. Вильям Ворден выделил четыре основные задачи, которые необходимо выполнить скорбящему, чтобы вернуться к полноценной жизни:

  1. Признать утрату
  2. Пережить боль от потери
  3. Реорганизовать быт и окружение
  4. Выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить

В отличие от стадий горя, которые выделялись раньше, формулировка этих задач подчеркивает активную и ответственную, а не пассивную и беспомощную роль горюющего. Горе — это не то, что происходит с нами само по себе, сменяя свои фазы.

Мы привыкли относиться к негативным чувствам, как к ненужному балласту, от которого нужно как можно скорее избавиться. Переживание боли утраты — это необходимая часть пути, которая ведет к ее принятию.

И это в первую очередь внутренняя работа самого горюющего.

Это не значит, что горюющий должен справляться с утратой, полагаясь исключительно на собственные силы. Присутствие людей, готовых поддержать горюющего и разделить с ним скорбь, равно как и его помощь другим в их скорби, значительно смягчает переживание утраты.

1. Признать утрату

Как смириться со смертью близкого человека? Чтобы пережить утрату, нужно признать, что она произошла. Первое время человек на автомате пытается установить контакт с усопшим — «видит» его среди людей в толпе, механически пытается до него дозвониться, закупает его любимые продукты в супермаркете…

При обычном раскладе данное поведение закономерно сменяется действиями, которые отрицают надуманную связь с умершим. Человек, который совершает действия, подобные отмеченным выше, в норме осекается и задумывается: «Зачем я это делаю, ведь его (ее) больше нет».

При всей кажущейся странности подобное поведение нормально в первые недели после потери. Если иррациональная надежда на возвращение умершего приобретает устойчивый характер — это признак, что человек сам с горем не справляется.

Дайте себе время свыкнуться с утратой.

2. Пережить боль утраты

Как принять смерть близкого человека? Необходимо пережить тяжелые чувства, чтобы не нести этот груз через всю жизнь.

Если сразу не пережить боль, впоследствии возврат к этим переживаниям будет сложнее и мучительнее.

Отсроченное переживание осложняется еще и тем, что потом горюющему будет сложнее получить сочувствие и поддержку окружающих, на которые он может рассчитывать непосредственно после утраты.

Иногда, несмотря на всю невыносимость боли и страданий, горюющий цепляется за них (чаще неосознанно), как за последнюю связь с умершим и возможность выразить ему свою любовь. Здесь работает следующая искажающая логика: перестать страдать — значит смириться, смириться — значит забыть, забыть — значит предать. Подобное иррациональное понимание любви к умершему не дает принять утрату.

Выполнение данной задачи нередко тормозят реакции других людей. При столкновении с негативными чувствами и сильной болью скорбящего у окружающих может появиться напряжение, которое они стараются снизить путем оказания не всегда корректной помощи:

  • переключают внимание («соберись, подумай о детях», «ты должна заботиться о маме»)
  • пытаются сразу занять чем-то горюющих, чтобы отвлечь от переживаний
  • запрещают говорить об умершем («не тревожьте его, он уже на небе»)
  • обесценивают уникальность происшедшего («все там будем», «не ты первый и не ты последний»)

Разрешите себе чувствовать боль и потерю, дайте волю слезам. Избегайте людей, которые мешают вам переживать утрату.

3. Реорганизовать быт и окружение

Вместе с близким человек теряет и определенный жизненный уклад. Умерший брал на себя обязанности, помогал в быту, ожидал определенного поведения от нас. Необходимо перестроить жизнь, чтобы заполнить пустоту. Для этого горюющему важно самому учиться делать то, что делал для него умерший, получать эту помощь от окружающих, а возможно, и продолжить его дело, если оно приходится по душе.

Как справиться со смертью близкого человека, если вы были связаны самым тесным образом? Если умерший всё делал по дому, выберите оптимальный вариант — нанять человека для уборки или научиться простейшим действиям самому.

Если вы потеряли супругу и мать своих детей, возьмите организацию комфортного семейного быта на себя, попросите помочь родственников или наймите няню.

Так же и мамы при потере супруга могут, например, освоить вождение и занять место мужа за рулем, чтобы возить детей на учебу и секции.

Это может прозвучать цинично, но иногда у потери близкого человека есть и плюсы. К примеру, зависящая от матери девушка сказала: «Мама умерла, и я начала жить. Она не позволяла мне стать взрослой, а теперь я могу строить жизнь, как хочется. Мне это нравится». Взрослый человек наконец-то начал распоряжаться своей жизнью. Согласитесь, что далеко не все «взрослые» могут этим похвастаться.

Хорошо, если освободившееся время будет занято тем, что удовлетворяет подлинные потребности горюющего, наполняет его жизнь радостью и смыслом. Это могут быть новые или забытые увлечения, общение с близкими или отдалившимися из-за утраты друзьями, поиск себя и своего места в новой жизни.

Важно перестроить жизнь и свой быт так, чтобы минимизировать ощущение возникшей пустоты.

4. Выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить

Новое отношение к умершему не подразумевает его забвение, оно определяет для него место, заняв которое он оставит достаточно пространства для других. Это отражается в иллюстрации мысли Вильяма Вордена, описывающего письмо девочки, которая потеряла отца и написала матери из колледжа: «Есть другие люди, которых можно любить. Это не значит, что я люблю отца меньше».

Прежние отношения могут быть очень ценными, но они не должны препятствовать новым. Как помочь пережить смерть близкого человека: выстроить новое отношение — человек должен осознать, что смерть любимого не противоречит любви к другому мужчине или другой женщине, что можно чтить память друга, но при этом дружить с новыми людьми.

Отдельно стоит оговорить смерть ребенка. Нередко родители торопятся с решением родить нового ребенка, не успев в полной мере пережить и принять утрату прежнего. Подобное решение это не столько движение к новой жизни, сколько отрицание необратимости потери старой (неразрешенность первой задачи).

Они неосознанно хотят заново родить умершего ребенка, вернуть все как было. Но только пережив утрату полностью, оплакав умершего и выровняв свое эмоциональное отношение к его смерти, стоит думать о новом ребенке. Иначе родители не смогут выстроить подлинные отношения с ним и будут бессознательно примерять на него идеализированный образ умершего.

Понятно, что сравнение это будет не в пользу живого.

Пережить утрату — не значит забыть умершего.

Когда обратиться за помощью

При застревании на выполнении любой из описанных задач, при невозможности смириться с утратой и усвоить новый опыт, работа горя может приобрести патологический характер.

Необходимо разграничивать нормальную работу горя от проявлений клинической депрессии, которая требует медицинского вмешательства и психологической помощи (в среднем ей подвержен каждый пятый горюющий).

Среди симптомов серьезной депрессии, когда требуется помощь, принято выделять:

  • непрерывные раздумья о безнадежности сложившейся ситуации, отчаяние
  • навязчивые мысли о суициде или смерти
  • отрицание или искажение факта утраты
  • неконтролируемый или чрезмерный плач
  • заторможенные физические реакции и ответы
  • экстремальное снижение веса
  • постоянная неспособность выполнять элементарные бытовые задачи

Болезненность симптомов определяется не столько их содержанием, сколько длительностью, степенью выраженности и последствиями: насколько сильно они мешают человеку жить и способствуют развитию сопутствующих заболеваний. Поэтому неспециалисту порой затруднительно отличить нормальное течение горя от его патологической формы. Если есть подозрения, не откладывайте визит к психологу или врачу-психотерапевту.

Запомнить

  1. Чтобы пережить утрату, нужно время.
  2. Разрешите себе чувствовать боль и потерю, не стремитесь их подавлять. Дайте волю слезам. Старайтесь осознавать все свои чувства и мысли и разделять их с теми, кто вам сочувствует.
  3. Важно перестроить жизнь и свой быт так, чтобы минимизировать ощущение возникшей пустоты.
  4. Принятие утраты и создание новых отношений — это не предательство. А вот отказ продолжать жить и любить, напротив, можно расценить как предательство самого себя, которое вряд ли бы было поддержано умершим близким.
  5. Только полное переживание утраты ребенка может создать благоприятную почву для рождения нового.
  6. Вы способны жить дальше. Даже, если сейчас вы с этим не согласны, вы все равно способны. Вы не останетесь прежними, но сможете продолжать жить и даже быть счастливыми.
  7. Если чувствуете, что собственных сил и поддержки окружающих недостаточно, не откладывайте визит к специалисту.

Источник: https://medalvian.ru/zhurnal/kak-perezhit-smert-blizkogo-cheloveka/

Как пережить смерть близкого человека? Советы кризисного психолога – Журнал ФОМА в Украине

ФОМА

Рассказывает руководитель православного Центра кризисной психологии Михаил Хасьминский.

Через что мы проходим, переживая горе?

Когда умирает близкий человек, мы ощущаем, что связь с ним рвется — и это доставляет нам сильнейшую боль. Болит не голова, не рука, не печень, болит душа. И невозможно ничего сделать, чтобы эта боль раз — и прекратилась.

Часто скорбящий человек приходит ко мне на консультацию и говорит: «Уже две недели прошло, а я никак не могу прийти в себя». Но разве можно прийти в себя за две недели? Ведь после тяжелой операции мы не говорим: «Доктор, я уже десять минут лежу, и ничего еще не зажило».

Мы понимаем: пройдет три дня, врач посмотрит, потом снимет швы, рана начнет заживать; но могут возникнуть осложнения, и какие-то этапы придется проходить снова. На все это может уйти несколько месяцев. А здесь речь не о телесной травме — а о душевной, чтобы ее излечить, обычно требуется около года или двух.

И в этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Какие это стадии? Первое — шок и отрицание, затем гнев и обида, торг, депрессия и, наконец, принятие (хотя важно понимать, что любое обозначение стадий — условное, и что у этих этапов нет четких границ).

Некоторые проходят их гармонично и без задержек. Чаще всего это люди крепкой веры, у которых есть ясные ответы на вопросы, что такое смерть и что будет после нее.

Вера помогает правильно пройти эти этапы, пережить их один за другим — и в итоге войти в стадию принятия.

А вот когда веры нет, смерть близкого человека может стать незаживающей раной. Например, человек может на протяжении полугода отрицать утрату, говорить: «Нет, я не верю, этого не могло случиться».

Или «застрять» на гневе, который может быть направлен на врачей, которые «не спасли», на родственников, на Бога.

Гнев может быть направлен и на самого себя и продуцировать чувство вины: я недолюбил, недосказал, не остановил вовремя — я негодяй, я виновен в его смерти. Таким чувством подолгу мучаются многие люди.

Однако, как правило, достаточно нескольких вопросов, чтобы человек разобрался со своим чувством вины. «Разве вы хотели смерти этого человека?» — «Нет, не хотел». — «В чем же тогда вы виновны?» — «Это я послал его в магазин, а если бы он туда не пошел, то не попал бы под машину».

— «Хорошо, а если бы вам явился ангел и сказал: если ты пошлешь его в магазин, то этот человек умрет, как бы вы тогда себя повели?» — «Конечно, я бы тогда никуда его не послал».

— «В чем же ваша вина? В том, что вы не знали будущего? В том, что вам не явился ангел? Но при чем тут вы?»

Николай Чехов «Молодая вдова на могиле мужа» 

У некоторых людей сильнейшее чувство вины может возникнуть и просто из-за того, что прохождение упомянутых этапов у них затягивается. Друзья и коллеги не понимают, почему он так долго ходит мрачный, неразговорчивый. Ему и самому от этого неловко, но он ничего с собой сделать не может.

А у кого-то, наоборот, эти этапы могут буквально «пролететь», но спустя время травма, которую они не прожили, всплывает, и тогда, возможно, даже переживание смерти домашнего животного дастся такому человеку с большим трудом.

Ни одно горе не обходится без боли. Но одно дело, когда при этом ты веришь в Бога, и совсем другое, когда ни во что не веришь: тут одна травма может накладываться на другую — и так до бесконечности.

Поэтому мой совет людям, которые, предпочитают жить сегодняшним днем и откладывают главные жизненные вопросы на завтра: не ждите, когда они свалятся на вас, как снег на голову. Разберитесь с ними (и с самими собой) здесь и сейчас, ищите Бога — этот поиск поможет вам в момент расставания с близким человеком.

И еще: если чувствуете, что не справляетесь с потерей самостоятельно, если уже полтора-два года нет динамики в проживании горя, если есть чувство вины, или хроническая депрессия, или агрессия, обязательно обратитесь к специалисту — психологу, психотерапевту.

Не думать о смерти — это путь к неврозу

Недавно я анализировал, как много картин знаменитых художников посвящено теме смерти.

Раньше художники брались за изображение горя, скорби именно потому, что смерть была вписана в культурный контекст. В современной культуре нет места смерти.

О ней не говорят, потому что «это травмирует». В действительности же травмирует как раз обратное: отсутствие этой темы в поле нашего зрения.

Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: «Ой, извини. Наверное, тебе не хочется об этом говорить».

А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия! Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: «Ну, не переживай, ты красивая, ты еще выйдешь замуж».

Или сбегают как от чумной. Почему? Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования.

Вот в чем главная проблема: современный человек боится думать и говорить о смерти. У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма. Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи.

Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать дальше. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы.

К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

Но ведь соболезнование — это «совместная болезнь».

А зачем болеть чужой болью, если твоя цель — чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: все умрут, а я нет.

А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи. И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Николай Ярошенко «Похороны первенца», 1893 г. 

Стирайте суеверия из своего сознания

Я знаю, что на почту «Фомы» приходят сотни вопросов о суевериях. «Протерли памятник на кладбище детской одеждой, что теперь будет?» «Можно ли поднять вещь, если уронил на кладбище?» «Уронила в гроб платочек, что делать?» «На похоронах упало кольцо, к чему этот знак?» «Можно ли вешать фото умерших родителей на стене?»

Начинается завешивание зеркал — ведь это, якобы, ворота в другой мир. Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы.

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти

Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Что делать? Куда бежать? Для многих ответ очевиден: в храм.

Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому (или Кому) ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу.

Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: службы, разъезды и много чего еще.

И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники.

Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: « У тебя что болит-то?» — «Да, спина». — «Ну, давай я тебе расскажу, как лечиться. И литературу дам почитать».

В храме то же самое. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму.

Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог. Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация.

Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми.

Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: ставят свечи, пишут записки, освящают куличи, — и все знакомые к ним обращаются как к экспертам, которые все знают о жизни и смерти.

Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке. Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение.

Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи. Никаких: «Бог ребенка забрал по твоим грехам»! Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно.

Иван Владимиров «Похороны» 

И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами.

И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте его. Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией.

Если умер наставник..

Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: как жить дальше? На стадии шока такой вопрос вполне естественен. Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: «мне был нужен этот человек, он мне помогал, теперь он умер, и я не знаю, как жить».

А может, теперь тебе надо помочь этому человеку? Может быть, теперь твоя душа должна потрудиться в молитве об усопшем, а твоя жизнь — стать воплощенной благодарностью за его воспитание и мудрые советы?

Если у взрослого человека ушел из жизни важный для него человек, который давал ему свое тепло, свое участие, то стоит вспомнить об этом и понять, что теперь ты, как заряженный аккумулятор, можешь это тепло раздавать другим. Ведь чем больше ты раздашь, чем больше созидания принесешь в этот мир — тем больше заслуга того умершего человека.

Если с тобой делились мудростью и теплом, зачем плакать, что теперь некому больше это делать? Начинай делиться сам — и ты получишь это тепло уже от других людей. И не думай постоянно о себе, потому что эгоизм — самый большой враг переживающего горе.

Если умерший был атеистом

На самом деле каждый во что-то верит. И если ты веришь в жизнь вечную, значит, ты понимаешь, что человек, провозглашавший себя атеистом, теперь, после смерти — такой же, как и ты. К великому сожалению, он осознал это слишком поздно, и твоя задача теперь — помочь ему своей молитвой.

Если ты был близок с ним, то в какой-то степени ты — продолжение этого человека. И от тебя теперь многое зависит.

Константин Маковский «Похороны ребёнка в деревне», 1872 г. 

Дети и горе

Это отдельная, очень большая и важная тема, ей посвящена моя статья «Возрастные особенности переживания горя». До трех лет ребенок вообще не понимает, что такое смерть.

И только лет в десять начинает формироваться восприятие смерти, как у взрослого человека. Это надо обязательно учитывать.

Кстати, об этом много говорил митрополит Сурожский Антоний (лично я считаю, что он был великим кризисным психологом и душепопечителем).

Многих родителей волнует вопрос, должны ли дети присутствовать на похоронах? Смотришь на картину Константина Маковского «Похороны ребенка» и думаешь: сколько детей! Господи, зачем они там стоят, зачем на это смотрят? А почему бы им там не стоять, если взрослые им объясняли, что смерти бояться не нужно, что это — часть жизни? Раньше детям не кричали: «Ой, уйди, не смотри!» Ведь ребенок чувствует: если его так отстраняют, значит, происходит что-то жуткое. И тогда даже смерть домашней черепашки может обернуться для него психическим заболеванием.

А детей в те времена и прятать было некуда: если в деревне кто-то умирал, все шли с ним прощаться. Это естественно, когда дети присутствуют на отпевании, оплакивают, учатся реагировать на смерть, учатся делать что-то созидательное ради усопшего: молятся, помогают на поминках.

И родители зачастую сами травмируют ребенка тем, что пытаются укрыть его от негативных эмоций. Некоторые начинают обманывать: «Папа уехал в командировку», и ребенок со временем начинает обижаться — сначала на папу за то, что не возвращается, а затем и на маму, ведь он чувствует, что она что-то не договаривает. А когда потом открывается правда…

Я видел семьи, где ребенок уже просто не может общаться с матерью из-за такого обмана.

Меня поразила одна история: у девочки умер папа, и ее учительница — хороший педагог, православный человек — сказала детям, чтобы они не подходили к ней, потому что ей и так плохо. А ведь это значит, травмировать ребенка еще раз! Страшно, когда даже люди с педагогическим образованием, люди верующие не понимают детскую психологию.

Дети ничем не хуже взрослых, их внутренний мир ничуть не менее глубок. Конечно, в разговорах с ними надо учитывать возрастные аспекты восприятия смерти, но не надо прятать их от скорбей, от трудностей, от испытаний. Их надо готовить к жизни. Иначе они станут взрослыми, а справляться с потерями так и не научатся.

Что значит «пережить горе»

Полностью пережить горе — это значит превратить черную скорбь в светлую память. После операции остается шов. Но если он хорошо и аккуратно сделан, он уже не болит, не мешает, не тянет.

Так и тут: шрам останется, мы никогда не сможем забыть о потере — но переживать ее мы будем уже не с болью, а с чувством благодарности к Богу и к умершему человеку за то, что он был в нашей жизни, и с надеждой на встречу в жизни будущего века.

ФОМА

Источник: http://foma.in.ua/articles/people/kak-perezhit-smert-blizkogo-cheloveka-sovety-krizisnogo-psikhologa

Ссылка на основную публикацию